Постпандемические «шрамы», поворот в климатической политике и будущее доллара