«Поймите правильно»: язык центрального банка