Исследования о технологической революции, тарифной политике и глобальном неравенстве в самых ярких экономических блогах недели.
29 апреля 2019   |   Маргарита Лютова Эконс

  • Центральным банкам необходимо научиться сообщать о неопределенности в своих прогнозах и, как следствие, будущих действиях, пишут в своем блоге экономисты Стивен Чекетти и Ким Шонхольц, авторы знаменитого учебника Money, Banking, and Financial Markets. Они приводят в пример прогнозы Федерального комитета по открытым рынкам (FOMC): все привыкли ориентироваться на медианные значения и уделять меньше внимания диапазону неопределенности, а он может быть значительным. Например, медианный прогноз FOMC по целевой процентной ставке на 2021 г. – 2,6% с диапазоном неопределенности +/-2,5 п.п. при доверительном интервале в 70%. То есть FOMC ожидает, что в течение двух лет ставка с 70-процентной вероятностью может оказаться в диапазоне 0,1–5,1%. Неопределенность неизбежна, но, чтобы избежать дополнительной волатильности, нужно объяснять рынку не только целевой прогноз, но и весь диапазон неопределенности и ее источники.

  • Постоянная занятость, бумажный документооборот и разговоры у кулера – офисная жизнь XX века, которая уходит в прошлое: главный редактор VoxEU Ричард Болдуин рассуждает, как и почему технологии меняют рабочие места. Привычный уклад офисной жизни сложился в 1950–1970-х гг., когда работникам неизбежно надо было находиться в одном здании, обсуждать рабочие вопросы на офисной кухне и иметь доступ к шкафу с документами. Если фраза «я приступаю к работе» раньше означала, что человек физически куда-то направляется, то теперь – что он собирается решить задачу. Компании, которые хотят адаптироваться к изменениям как можно быстрее, предпочитают все менее иерархичные команды. В 2017 г. капитализация социальной сети Snapchat составляла $16 млрд при штате в 330 человек, а General Motors – $50 млрд, но при штате в 110000 сотрудников, напоминает Болдуин. Проблемой остается то, что издержки технологических изменений рынка труда пока не распределяются между работниками, работодателями и обществом: часто их несут только работники.

  • Увеличенные ввозные пошлины на стиральные машины в США – будто бы пример из учебника, отмечает в своем блоге профессор Гарварда Грег Мэнкью и вместе с другими экономистами рекомендует свежее исследование последствий торговой политики США на примере стиральных машин. В 2017 г. производители стиральных машин США попросили защитить их таможенным барьером: пошлиной в 20% на импорт в пределах квоты в 1,2 млн штук и 50% – сверх нее. Такие тарифы действуют с начала 2018 г. В итоге стиральные машины за год подорожали в среднем на 12%, при этом еще на столько же выросла цена и на сушильные машины, хотя пошлины на них не повышались, обращает внимание экономист Пьер Лемье в блоге на EconLog. Компания Whirlpool, один из крупнейших мировых производителей бытовой техники, базирующаяся в Мичигане, уже отчиталась о росте прибыли. Тимоти Тейлор из Journal of Economic Perspectives в посте о стиральных машинах цитирует сатирический сборник «Словарь Сатаны» Амброза Бирса, опубликованный в 1911 г.: «Импортная пошлина – это налог, который защищает отечественного производителя от жадности отечественного потребителя».

  • Свыше 200 органов власти по всему миру используют в своей работе поведенческие исследования, сообщают в блоге экономисты Всемирного банка, представляя новый обзор «Поведенческая наука в мире», который обобщает подобный опыт государственного управления в 10 развитых и развивающихся странах. Пока в большинстве случаев речь идет о классическом подталкивании граждан (nudging) к желательному поведению в различных сферах: своевременной уплате налогов, профилактике болезней, сокращению долга. Но потенциал поведенческих исследований с точки зрения государственного управления куда более значительный, уверены во Всемирном банке.
  • Современная глобализация стала зеркальным отражением глобализации конца XIX – начала XX в., приходит к выводу Бранко Миланович, один из ведущих мировых исследователей неравенства. Предыдущая волна принесла Западу относительный выигрыш, а азиатские страны скорее проиграли, тогда как сейчас все наоборот, указывает Миланович. Подобная двойственность – неотъемлемое свойство глобализации: всегда одни выигрывают больше, другие меньше, то есть в относительном смысле проигрывают. Однако, когда неравенство увеличивается, тот факт, что средний доход вырос, может вовсе не отражать произошедшие изменения – например, что доходы богатых росли быстро, а доходы бедных могли стагнировать. В неравном мире средние показатели имеют меньшее значение – всегда кто-то богаче, успешнее и счастливее. Поэтому объективные достижения глобализации всегда будут сопровождаться субъективными ощущениями неудовлетворенности просто в силу человеческой природы, заключает ученый. 

  • Три главных экономиста о причинах неравенства доходов – для слушателей подкастов блог МВФ публикует запись сессии своего весеннего форума, на которой неравенство обсуждают главные экономисты трех крупнейших наднациональных организаций: Гита Гопинат из МВФ, Пинелопи Куяну-Голдберг из Всемирного банка и Лоранс Бун из ОЭСР. Дискуссию трех экономистов открывает директор МВФ Кристин Лагард.

Из тысяч исследований и мнений выбираем для вас те идеи, которые могут повлиять на мир, жизнь, бизнес. Только то, что имеет значение, – раз в неделю в вашей почте. Подпишитесь на нашу рассылку.