Остается ли вероятность «мягкой» посадки экономики США – сохранения ее роста при политике снижения инфляции, какие индикаторы могли бы дополнить показатель ВВП, что означают «архетипы» человеческого капитала и где самые быстрые дороги: самое интересное из экономических блогов.
20 июня 2022   |   Ольга Кувшинова Эконс

«Жесткая» посадка экономики США практически неизбежна, показывают расчеты экономистов Федерального резервного банка Нью-Йорка. Прогноз построенной ими макроэкономической DSGE-модели (динамические стохастические модели общего равновесия, широко используемые в современном прогнозировании, в том числе центральными банками), обновленный с учетом ряда данных второго квартала 2022 г., показывает, что экономика США сократится как в 2022 г. (на 0,6%), так и в 2023 г. (на 0,5%).

Прогноз существенно ухудшился в сравнении с мартом, когда расчеты показывали рост в 2022 и 2023 гг. на 0,9% и 1,2% соответственно. Согласно модели, вероятность «мягкой» посадки (сохранения роста экономики в ближайшие десять кварталов) составляет лишь 10%, «жесткой» (спад более 1% в годовом сравнении в течение как минимум одного квартала из ближайших десяти) – 80%. Прогноз DSGE-модели не является официальным прогнозом ФРБ Нью-Йорка, уточняют исследователи, а служит одним из инструментов в общем процессе прогнозирования.

Эта «жесткая» посадка будет сопровождать снижение инфляции, которое окажется более долгим, чем предполагалось еще в начале весны. Модель показывает, что в 2022 г. инфляция останется высокой – ее базовый показатель составит 3,8% (2,8% в мартовском прогнозе; в апреле базовая инфляция в США составляла 4,9%) и снизится до 2% лишь в 2025 г. (в мартовском прогнозе – в 2024-м). При этом естественная процентная ставка по федеральным фондам, согласно модели, теперь составляет 0,9% против 0% в мартовских расчетах (естественная ставка – расчетная величина, при которой денежно-кредитная политика не является ни жесткой, ни мягкой и цель по инфляции выполняется одновременно с достижением экономикой ее потенциальных темпов роста). Фактическая ставка ФРС в прогнозе будет превышать естественную следующие три года. Отчасти из-за этого ужесточения денежно-кредитной политики разрыв выпуска в США на ближайшие годы становится отрицательным (то есть темп экономики будет ниже потенциала).


Четыре новых индикатора социально-экономического развития могли бы дополнить традиционный показатель ВВП и учитываться политиками, рассказывает о предложениях Консультативного совета ООН по экономическим и социальным вопросам член этого совета, профессор экономики Массачусетского университета в Амхерсте Джаяти Гош. ВВП не способен измерить качество жизни, не учитывает неравенство в распределении доходов, устойчивость той или иной системы производства и потребления, он охватывает преимущественно рыночные операции, независимо от их социальной ценности, отмечает она: другими словами, показатель ВВП как мера благосостояния стран недостаточен, но традиционно и повсеместно используется в этой роли. Консультативный совет ООН предлагает альтернативные индикаторы, отражающие ключевые социально-экономические переменные, которые могли бы стать мерой эффективности политики, пишет Гош.

Первый – индикатор рынка труда: медианная зарплата, помноженная на уровень занятости. Показатель медианной зарплаты (у половины работников она выше этого уровня и у половины ниже) отражает условия труда лучше, чем показатель средней зарплаты, на который могут чрезмерно влиять высокие заработки. А уровень занятости отражает не только спрос на труд, но и масштабы неоплачиваемого труда, обычно выполняемого женщинами – чем больше они вовлечены в такую работу, тем меньше их возможности трудоустройства по найму. Например, в США и Великобритании в 2009–2020 гг. ВВП на душу населения рос быстрее, чем индикатор, учитывающий медианный заработок и занятость, а в Индии они двигались разнонаправленно – индикатор рынка труда даже снижался при росте ВВП на душу населения, приводит собственные расчеты Гош.

Второй индикатор – доля населения, которая может себе позволить полноценное питание: это необязательно связано с бедностью – например, в Индии полноценное питание недоступно для 71% населения при уровне бедности, по разным данным, от 13% до 22%. Третий показатель – использование времени и его распределения между оплачиваемой работой, неоплачиваемой работой и досугом. Этот индикатор покажет, в какой степени люди испытывают нехватку времени, что особенно характерно для женщин и для бедных, а также масштабы выполняемого для общества неоплачиваемого труда, например услуг по уходу. Наконец, четвертый индикатор – показатель углеродных выбросов на душу населения. Доклад Консультативного совета ООН содержит еще два индикатора – потребление продовольствия на душу населения (количественный показатель, в отличие от показателя качества питания) и индекс неравенства Джини. Если бы все страны отслеживали эти показатели, представление общества о реальности было бы совсем иным, чем складывающееся на основе данных о ВВП, резюмирует Гош.


Большинство людей привыкли думать об уровне своего богатства исключительно с финансовой точки зрения, но есть еще нефинансовое богатство, размышляет Тимоти Тейлор, управляющий редактор Journal of Economic Perspectives. Например, у двоих 20-летних друзей, один из которых со средним школьным образованием, а второй окончил колледж, уровень финансового благосостояния может быть одинаков. Но выпускник колледжа имеет также нефинансовый актив – образование, – который позволит ему увеличивать свои навыки и получать более высокую зарплату в будущем. По оценкам McKinsey, если в первый год работы практически 100% заработка определяются формальным образованием, то затем растет роль человеческого капитала – опыта, навыков и умений: через 10 лет он формирует уже почти 40% заработка, а через 30 лет – 60%, при росте зарплаты вдвое в сравнении со стартовым уровнем (данные по США).

Не весь опыт одинаков: люди, которые переходят с одной работы на другую так, чтобы расширять свои навыки и не терять имеющиеся, выигрывают больше. McKinsey выделяет четыре «архетипа», описывающие модели движения по карьерной лестнице. Первый – «искатели опыта»: они начинают с зарплаты ниже средней для новичков, но часто меняют функциональные роли и даже отрасли, расширяя свои возможности. Второй – «первопроходцы»: они совершают большой скачок в самом начале своей карьеры, затем могут сменить сферу деятельности, поняв, что их призвание в другом (например, дизайнер печатной продукции становится UX-дизайнером). Третий – «тихоходы»: они делают постепенные шаги по карьерной лестнице, расширяя свой опыт; это самая многочисленная группа. Четвертый – «замкнутые»: они остаются в рамках одного функционала, инвестируя в повышение квалификации (например, учитель или врач). У представителей первых двух «архетипов» вклад опыта в размер заработка максимален – 60–70% в течение жизни, наименьший он у «замкнутых» – 30%. Есть вывод и для работодателей, пишет McKinsey: вместо поиска идеального кандидата, чей опыт в точности соответствует требованиям, ведущие компании уже создают системы оценки соискателей на основе их способности к обучению.


Где находятся самые быстрые и самые медленные дороги в мире, выяснили сотрудники МВФ, составив новый показатель качества дорог в 162 странах. С помощью Google Maps они рассчитали среднее время, необходимое для поездки из одного крупного города каждой страны в другой на расстояние не менее 80 км, и вычислили среднюю скорость, которая и служит новым индикатором. Как показала составленная карта, средняя скорость дорог в мире варьируется от 38 км/ч в Бутане до 107 км/ч в США. Самые быстрые дороги находятся в странах с более богатой экономикой: помимо США, это в том числе Канада, Австралия, Франция, Германия, Швеция, Саудовская Аравия, Чили – везде средняя скорость выше 90 км/ч. В Китае она ровно 90 км/ч, в России – 76 км/ч (измерялось время до Москвы из Нижнего Новгорода, Екатеринбурга и Новосибирска). Самые медленные дороги (до 60 км/ч) находятся, как правило, в беднейших странах, становясь для них еще одним препятствием на пути экономического развития.

Высокоскоростные дороги повышают производительность, сокращают бедность и вносят важный вклад в устойчивое и инклюзивное экономическое развитие, поэтому экономисты пытаются разными способами оценивать состояние дорог, пишут авторы индекса в блоге МВФ. Новый показатель дополняет другие, основанные на спутниковых данных и опросах. Качество дорог сложно свести к какому-то единому показателю – например, скорость не отражает безопасность дорожного движения, доступность альтернативных видов транспорта, инженерные проблемы строительства дорог в труднопроходимой местности. Тем не менее скорость, которую фиксирует новый индикатор, сильно коррелирует с другими показателями качества дорог, пишут авторы. Этот индикатор может быть полезен странам для оценки дорожной инфраструктуры и ее планирования, чтобы повысить свою конкурентоспособность за счет более быстрого перемещения людей и товаров, заключают авторы. Посмотреть на интерактивную карту дорог мира можно здесь.