Во время локдауна переведенные на онлайн-работу сотрудники работали в среднем почти на 10% больше и общались – посредством онлайн-совещаний – на 13% чаще, показало исследование по 16 мировым мегаполисам. Сохранить продуктивность удавалось не всем.
11 сентября 2020   |   Власта Демьяненко Эконс

«Вы не работаете из дома, вы просто находитесь дома во время кризиса и пытаетесь работать… Не стоит пытаться компенсировать снизившуюся продуктивность дополнительными часами работы. Будьте снисходительны к себе». Такое письмо получили во время весеннего локдауна канадские чиновники, когда пандемия стала настоящей катастрофой для экономики, а интернет был полон мемов о том, в какой кошмар превратилась жизнь офисных работников, спешно переведенных на «удаленку». В отличие от канадских госслужащих, большинство людей не получали утешительных писем от работодателей, и боязнь потери работы, необходимость адаптироваться к новым условиям, да и просто бытовые неудобства, например, отсутствие кабинета, где можно сосредоточиться, заставляли людей работать дольше, чем обычно.

В конце апреля данные глобального VPN-сервиса NordVPN о времени подключения и отключения от интернета, поддерживающего офисные программы, показывали, что в США люди проводили за работой на 3 часа больше обычного, во Франции, Испании и Великобритании рабочий день увеличился на 2 часа. В разгар пандемии люди не только дольше работали, но и активнее общались во «внеурочное» время с коллегами: например, данные американского провайдера Surfshark фиксировали отправку служебных емейлов вплоть до трех часов утра.

Массовый переход на работу из дома удлинил рабочий день большинства людей, и главной причиной этого стала необходимость вписаться в новую реальность, что подразумевало переход на новые формы коммуникаций, пришли к выводу Эван ДеФилиппис из Гарвардской бизнес-школы и его соавторы. Они проанализировали, как менялся рабочий график более 3 млн человек из порядка 21500 компаний в 16 мировых деловых центрах Северной Америки, Европы и Ближнего Востока в течение двух месяцев локдауна.

Ненормированный онлайн

Исследование показало, что во время локдауна рабочий день в среднем увеличился на 48,5 минут – почти до 11 часов. Однако количество времени, посвященного работе, в течение исследуемого периода было распределено неравномерно: дольше всего люди работали в первые три недели после перехода на удаленный режим. Наибольший рост числа емейлов, которыми сотрудники обменивались между собой и с внешними адресатами, также пришелся на период адаптации к новым условиям.

На начало локдауна пришелся и резкий рост частоты другой формы коммуникации – онлайн-совещаний, число которых в среднем за время карантина увеличилось почти на 13%. Количество их участников также выросло – в среднем на 13,5%, хотя сами встречи стали на 20%, или в среднем на 12 минут, короче. Эти данные авторы также связывают с адаптацией к изменившимся условиям: более частое общение было необходимо для координации, а чтобы обеспечить максимальный охват сотрудников, длительность самих встреч пришлось сократить. К тому же изменилась и главная цель совещаний – если до кризиса они в основном проводились для того, чтобы делиться новой информацией, то во время локдауна, помимо обмена информацией, их задачей стали контроль и координация.

Даже с учетом того, что люди в целом тратили меньше времени на совещания, обычного рабочего дня просто не хватало на то, чтобы сделать все в соответствии с требованиями к работе и к самим сотрудникам, пишут ДеФилиппис и его соавторы.

Проблемы коммуникации

Онлайн-общение может быть более утомительным, а физическая дистанция замедляет ответную реакцию и обмен информацией между коллегами. Это может снижать уровень доверия между сотрудниками и затруднять передачу знаний, что критично для социального капитала организации.

По данным опроса компании Slack (разработчика одноименного мессенджера), который она провела в конце марта среди почти 3000 работников интеллектуальной сферы, почти половина (48%) тех, кто не работал на «удаленке» до пандемии, считали дистанционную работу более сложной, чем работу из офиса, называя главной для себя проблемой установление полноценной коммуникации с коллегами. С учетом того, что офисные работники привыкли к живому общению, в том числе спонтанному, например, при встречах в лифте или столовой, тревоги перешедших на «удаленку» были вполне понятны, пишут авторы опроса. При дистанционном общении людям гораздо сложнее «читать» невербальные сигналы, что часто приводит к недопониманию, и такая коммуникация требует навыка.

Поэтому организация коммуникации в период локдауна стала критически важной задачей для менеджмента. С приобретением опыта и при наличии у компании эффективных систем онлайн-общения эти трудности разрешаются, считают исследователи Slack. Например, в марте среди их респондентов, начавших работать в режиме онлайн впервые, около трети считали, что их продуктивность снизилась, в то время как на такую же проблему жаловались только 13% тех, у кого на тот момент уже был опыт дистанционной работы.

Жизнь без границ

У большинства сотрудников привычный режим работы стал меняться еще за неделю до перехода в онлайн, то есть компании готовились к переменам заранее, выяснили ДеФилиппис и его соавторы. Это говорит о том, что бизнес способен довольно быстро приспосабливаться к новым условиям, заключают исследователи.

Когда дело касается работы, люди оказываются гораздо более адаптивными, чем они думали, согласен антрополог Кембриджского университета и автор бестселлера Work: A Deep History, from the Stone Age to the Age of Robots («Работа. Подробная история от каменного века до эры роботов») Джеймс Зусман. Положительным в пандемии оказалось то, что многие нашли способ продолжить работу, и этот «естественный эксперимент» показал, что люди могут быть продуктивными даже в условиях крайне высокого стресса, считает Зусман.

При работе из дома легко размываются границы между работой и личной жизнью, что может приводить к переработке. Когда у людей нет ни четко обозначенных часов работы, ни привычных ритуалов, символизирующих переход к другим задачам, таких, например, как уход из офиса, одной из главных проблем становится невозможность вовремя «отключиться». И поэтому люди действительно работают дольше, показывает опрос 3500 респондентов, работающих из дома в 15 странах, который провели аналитическая компания Buffer и маркетплейс для фрилансеров AngelList. И до пандемии границы между личным и рабочим временем были сильно размыты, для многих стало привычкой отправляться в кровать с телефоном. Пандемия усилила эту тенденцию, признает ДеФилиппис.

Быстро привыкли

Если весной вы искали в Google информацию о работе из дома, то, скорее всего, вам попадались карикатуры с улыбающимися людьми, забравшимися в джакузи и пьющими шампанское, говорил в июле в интервью BBC профессор Стэнфорда Николас Блум, соавтор известного исследования, проведенного в начале 2010-х и показавшего, что для ряда профессий работа из дома повышает производительность. Правда, этой весной относительно производительности у Блума были мрачные прогнозы: продуктивность удаленного работника растет, если переход на работу из дома является его сознательным выбором, но вынужденный переход в онлайн может привести к противоположным результатам.

Снижение продуктивности «белых воротничков» весной предсказывал и вице-президент японского Исследовательского института экономики, торговли и промышленности (RIETI) Масаюки Морикава, руководствуясь опросом собственных сотрудников. Но оценки производительности во время кризиса в различных отраслях говорят о том, что пандемия заставила работников мобилизоваться, и пессимистические прогнозы оправдались не полностью.

Многие компании продемонстрировали неожиданный рост производительности: задачи, на выполнение которых обычно уходило по полгода, были решены за две недели, проблемы, которые еще недавно казались неподъемными, быстро разрешались, утверждают партнеры консалтинговой компании Oliver Wyman Джон-Пол Пэйп и Кит МакКембридж, оценивая изменения в бизнесе клиентов, с которыми работает фирма. Неожиданными назвала в августе результаты своего исследования и компания BCG: опросив 12600 сотрудников в США, Германии и Индии, аналитики BCG обнаружили, что сохранить или даже повысить производительность во время пандемии удалось «удивительно большому количеству работников» – 75%. При этом наиболее производительными оказались те, кому удалось поддерживать имевшиеся или установить новые социальные связи.

Близкие результаты получили в июне и исследователи компании Digital.com – опросив 3000 американцев, они тоже столкнулись с «сюрпризом»: около 70% заявили, что их производительность или осталась прежней, или выросла. Менее успешно с кризисом справились люди, которые не смогли адаптироваться к изменениям и испытывали в ситуации неопределенности наибольшую тревожность, считают авторы опроса.

Многие работников выиграли в производительности благодаря тому, что больше не надо было тратить время на дорогу и отвлекающие моменты, которыми полна офисная жизнь, хотя их жизнь стала более скучной, признают исследователи. По данным опроса платформы Airtasker, в среднем офисные работники в США посвящают обсуждению с коллегами разных тем, не связанных с работой, 66 минут в день, в то время как люди, работающие из дома, ограничиваются 29 минутами.

Такие разговоры тоже приносят пользу: опрос Airtasker, в котором участвовало более 1000 человек (половина работает удаленно), показал, что для 70% людей одинаково важны и сама работа, и отношения с коллегами, а положительные эмоции во время неформального общения улучшают производительность, и, следовательно, показатели самой компании.