Старение населения в Японии угрожает массовым закрытием малых и средних компаний, формирующих более половины национального дохода страны: их владельцы уходят на пенсию, а передать бизнес некому. Однако можно усыновить взрослого преемника – в соответствии с давними традициями.
18 сентября 2020   |   Ирина Рябова Эконс

Семейная японская компания Hagoromo Bungu выпускала цветные учебные мелки с 1932 г. Мелки от Hagoromo пользовались большой популярностью, а среди преподавателей превратились в настоящую легенду: их называли «роллс-ройсами» среди мелков», а математики из Беркли и Колумбийского университета уверяли, что если пишешь мелками от Hagoromo, то ошибиться в теореме просто невозможно. Несмотря на свою успешность – на японском рынке компания занимала около 30% – в 2014 г. она объявила, что закрывается, объяснив это снижением спроса на мелки, поскольку обычные черные доски в классах перестали быть обязательными. Но в 2016 г. бывший президент Hagoromo Bungu Такаясу Ватанабэ признался, что ушел из бизнеса из-за того, что не смог найти себе преемника: ему исполнилось 70 лет, здоровье ухудшилось, а ни одна из трех дочерей не захотела взять на себя управление компанией. В итоге оборудование, технологию и бренд купил поклонник мелков Hagoromo, бывший школьный учитель из Южной Кореи, долго выстраивавший личные отношения с владельцем и пообещавший сохранить компанию – правда, для этого производство пришлось перевести в Корею.

Кризис преемственности

Случай с Hagoromo – один из примеров «кризиса преемственности» (succession crisis), с которым сталкиваются небольшие и средние предприятия в Японии из-за старения населения. Япония – самая «пожилая» страна в мире: по данным Всемирного банка, около 28% ее населения в 2019 г. были в возрасте 65 лет и старше, а к 2030 г., согласно прогнозу ООН, доля населения Японии старше 65 лет приблизится к 31%. При этом к 2060 г. население страны с нынешних 127 млн человек сократится более чем на четверть, прогнозирует МВФ.

Малые и средние предприятия – как правило, семейные – составляют костяк японской экономики: на них приходится 99,7% всех предприятий Японии, 70% всей рабочей силы страны и более половины всей добавленной стоимости, которую создает экономика, показывает отчет за 2019 г. японского Управления малых и средних предприятий.

«Кризис преемственности» представляет собой серьезную социально-экономическую проблему: как отмечают чиновники, предпринимательство в стране быстро «стареет» – в 1995 г. самую многочисленную возрастную группу предпринимателей представляли люди 47 лет, а сейчас – люди, которым под 70. При этом владельцы почти 60% малых и средних предприятий пока не определились с преемником, указывают в отчете чиновники. Владельцы бизнеса, которые уже не имеют сил или желания трудиться, но не могут найти себе преемника, вынуждены закрывать свои компании.

Большинство японских компаний существуют десятилетиями и даже веками, переходя от поколения к поколению внутри одной семьи: согласно исследованию Банка Кореи по 41 стране, в Японии более чем половине попавших в выборку компаний было свыше 200 лет. При этом желание стать предпринимателями у современных японцев – одно из самых низких в мире: по данным Глобального мониторинга предпринимательства ( GEM 2020), менее 5% взрослого населения Японии вовлечены в создание новых фирм (среди 50 стран, включенных в мониторинг, эта доля ниже только в Пакистане), и половина из них не планирует создать ни одного рабочего места в ближайшие пять лет. Менее чем каждый пятый из опрошенных японцев знает кого-либо, кто начал бизнес за последние два года, – это минимальная доля среди всех стран. В Японии также один из самых низких в мире уровней участия женщин в бизнесе: на каждую предпринимательницу приходится более двух предпринимателей-мужчин.

Закрывающиеся компании, как правило, финансово устойчивы. Прибыли средних и малых предприятий после 2009 г. постоянно повышаются, свидетельствуют данные Управления малых и средних предприятий Японии. Количество банкротств среди небольших фирм после глобального финансового кризиса 2008 г. неуклонно снижается. А число добровольных выходов с рынка так же неуклонно растет и превышает число банкротств. Например, в 2016 г. добровольно ушли с рынка около 29600 фирм, в то время как обанкротились примерно 8500 – в 3,5 раза меньше.

Основная причина добровольного ухода компании с рынка – возраст владельца бизнеса: среди опрошенных в 2018 г. более чем 2000 владельцев закрывшихся предприятий почти две трети сообщили, что планировали закрыть компанию после выхода на пенсию. Почти 20% респондентов признались, что не смогли найти достойного преемника.

К 2025 г. с риском закрытия в силу отсутствия преемников могут столкнуться почти 1,3 млн японских малых и средних предприятий – то есть почти каждое третье. Добровольный уход с рынка по большей части финансово состоятельных игроков повышает вероятность эффекта домино – закрытия бизнесов или даже банкротств компаний-партнеров из-за нарушения цепочек поставок. Старение владельцев бизнеса и трудности с поиском преемников становятся серьезной проблемой для японских фирм, затрудняют передачу технологий, создают риски утраты производственных мощностей и долгосрочного торможения экономического роста.

Дополнительные риски возникают в связи с неоднородностью развития японского рынка, отмечают экономисты МВФ. В сельских регионах страны плотность бизнеса гораздо ниже, чем в городах, – в 2017 г. на 10 кв. км в городских районах приходилось в среднем 1343 компании, в сельских – только 205. Некоторые крупные города по плотности бизнеса обгоняют целые префектуры – в Токио и Осаке на 10 кв. км приходится 6000 и 3000 фирм соответственно, в то время как в 40 из 47 префектур Японии – менее 500. При этом старение населения в сельских районах происходит быстрее, чем в городах.

Это означает, что в сельских районах при уходе одной компании «на пенсию» остальным гораздо труднее сохранить деловые связи и цепочки поставок. Да и сам поиск преемника или того, кому можно продать бизнес, осложняется относительной – в сравнении с городами – малочисленностью сельских предпринимателей. Кроме того, японские компании, довольно часто управляемые одной семьей на протяжении нескольких поколений, представляют собой социальные институты, тесно интегрированные в жизнь локального сообщества и играющие важную роль в его жизни, что делает социально-экономические последствия закрытия бизнесов еще более негативными.

Спасение от старости

Японское правительство в ответ на проблемы, возникающие в связи со старением предпринимательства, принимает меры для его стимулирования. Так, опубликованный в 2017 г. министерством экономики, торговли и промышленности Японии пятилетний план по поддержке преемственности бизнеса малых и средних предприятий предусматривает в том числе создание среды, мотивирующей молодые поколения продолжать существующий бизнес; реструктуризацию или слияние компаний для сохранения бизнеса; развитие информационных баз для помощи владельцам в поиске преемника.

Владельцы компаний, определившиеся с преемниками, вправе рассчитывать на налоговые льготы от государства. Так, в ходе налоговых реформ 2018–2019 гг. правительство ввело систему 100%-ной отсрочки уплаты налога на наследство и налога на дарение, если речь шла о передаче преемникам бизнеса земли, зданий, машин и оборудования.

Традиционный для Японии способ, с помощью которого можно сохранить бизнес в семье, передав его наследнику, – усыновление этого наследника, даже если у основателя бизнеса есть свои дети. И речь идет не о ребенке, а о взрослом человеке: 98% усыновляемых в Японии – мужчины в возрасте 20–30 лет (см. врез).

Изначально подобная традиция была связана с договорными браками: если у богатого человека не было сыновей, которым можно было передать состояние (традиционно оно передавалось по мужской линии), то он усыновлял зятя. Купцы в Осаке и Эдо праздновали рождение дочерей как появление «нового места» в семье для усыновленного зятя. «Ты не можешь выбирать себе сыновей, но можешь выбирать зятьев» – такую японскую пословицу приводят Викас Мехротра, профессор финансов из Университета Альберты, и его соавторы в исследовании о практике японского «бизнес-усыновления».

В современной Японии усыновление будущих преемников бизнеса практикуется и без брачных отношений. Компании, которыми управляют приемные наследники, часто успешнее, чем фирмы, находящиеся под управлением кровных наследников, выяснили Мехротра и соавторы: приемные предприниматели лучше образованны, более мотивированны и добиваются более высокой производительности. Вместе с тем на фоне стареющего населения и сокращающейся рабочей силы преодоление некоторых традиций становится еще одним способом поддержки экономики: привлечение большего числа женщин на рынок труда стало одним из ключевых элементов «абэномики», политики реформ премьер-министра Синдзо Абэ.