Уровень автоматизации производств, сейчас составляющий в среднем в мире менее трети, быстро растет и через пять лет может превысить половину. В России роботов пока мало.
14 ноября 2019   |   Эконс

Количество роботов на 10 000 работников промышленности, 2018 г.

99 Среднее по миру

114 Среднее по Европе

91 Среднее по Азии

Сингапур

831

Южная Корея

774

Германия

338

Япония

327

Швеция

247

Дания

240

США

217

Италия

200

Бельгия

188

Нидерланды

182

Австрия

175

Словения

174

Канада

172

Испания

168

Словакия

165

Франция

154

Швейцария

146

Финляндия

140

Китай

140

Чехия

135

Россия

5

0

100

200

300

400

500

600

700

800

900

Источник: World Robotics 2019

99 Среднее по миру

114 Среднее по Европе

91 Среднее по Азии

Сингапур

831

Южная Корея

774

Германия

338

Япония

327

Швеция

247

Дания

240

США

217

Италия

200

Бельгия

188

Нидерланды

182

Австрия

175

Словения

174

Канада

172

Испания

168

Словакия

165

Франция

154

Швейцария

146

Финляндия

140

Китай

140

Чехия

135

Россия

5

0

100

200

300

400

500

600

700

800

900

Источник: World Robotics 2019

99 Среднее по миру

114 Среднее

по Европе

91 Среднее

по Азии

Сингапур

831

Южная Корея

774

Германия

338

Япония

327

Швеция

247

Дания

240

США

217

Италия

200

Бельгия

188

Нидерланды

182

Австрия

175

Словения

174

Канада

172

Испания

168

Словакия

165

Франция

154

Швейцария

146

Финляндия

140

Китай

140

Чехия

135

Россия

5

0

200

400

600

800

Источник: World Robotics 2019

99 Среднее по миру

114 Среднее

по Европе

91 Среднее

по Азии

Сингапур

831

Южная Корея

774

Германия

338

Япония

327

Швеция

247

Дания

240

США

217

Италия

200

Бельгия

188

Нидерланды

182

Австрия

175

Словения

174

Канада

172

Испания

168

Словакия

165

Франция

154

Швейцария

146

Финляндия

140

Китай

140

Чехия

135

Россия

5

0

200

400

600

800

Источник: World Robotics 2019

По оценкам Всемирного экономического форума, в 2018 г. порядка 29% всех рабочих часов приходилось на роботов, к 2025 г. эта доля превысит половину. Роботы уже сейчас выполняют, например, 47% всех задач, связанных с обработкой информации, и 31% работ, связанных с физическим трудом. Темпы роботизации производств за последние пять лет (с 2014 по 2018 г.) составляют в среднем в мире почти 20% в год, следует из данных International Federation of Robotics (IFR). По итогам 2018 г. в мире стало на 422000 роботов больше, причем почти три четверти этого оснащения приходится на пять стран – Китай, Японию, Южную Корею, США и Германию.

Роботы выполняют задачи быстрее человека и обходятся намного дешевле: например, в автомобильной промышленности Германии стоимость одного рабочего часа человека составляет 40 евро, в Китае – около 10 евро, а стоимость рабочего часа робота – от 5 до 8 евро. При этом средняя стоимость самого промышленного робота за пять лет по 2017 г. сократилась на 17% (с $53000 до $44000).

В среднем в мире по итогам 2018 г. в пересчете на каждые 10000 работников промышленности приходится 99 роботов против 85 годом ранее. Наиболее роботизированы производства в Европе (в среднем 114 роботов на 10000 промышленных работников), хотя в топ-5 стран по плотности роботизации – три азиатских государства. В Сингапуре и Корее, например, этот показатель самый высокий в мире – 831 и 774 робота, соответственно, на каждые 10000 работников. У занимающей третью строчку Германии плотность роботизации промышленности более чем вдвое ниже (338 на каждые 10000 работников). Под роботами в соответствии с международным стандартом понимается рабочий механизм, автоматически управляемый, многофункциональный, перепрограммируемый (предполагающий изменение функций и направлений движения) и способный как быть зафиксированным, так и передвигаться в пределах определенной среды для выполнения поставленных задач. Например, посудомоечная машина – не робот, но если она сможет самостоятельно загружать и выгружать посуду, то будет считаться роботом.

Примерно две трети всех выпускаемых в мире роботов предназначены для двух отраслей промышленности – автопрома и производства электроники. Страны Азии формируют основной спрос на роботов в сфере потребительской электроники. Автоматизация же автопрома растет во многом в связи с программой Евросоюза по сокращению выбросов углекислого газа к 2030 г.: европейские производители переоснащают производства для постепенного перехода к электрическому транспорту, отмечает в обзоре Лаборатория робототехники Сбербанка.

Одна из особенностей роботизации автопрома – коллаборация работника и робота (cobot), когда они совместно работают над задачей. Например, на заводе Ford в Германии роботы вместе с людьми занимаются установкой амортизаторов в автомобили Ford Fiesta. Доля таких «коботов» пока еще крайне мала, отмечает IFR, которая только в 2019 г. стала учитывать их отдельно: по итогам прошлого года из всех установленных роботов на долю «коллаборационных» пришлось чуть более 3%.

Россия – в числе стран с низким уровнем роботизации производств: в 2018 г. на каждые 10000 работников приходилось 5 роботов, годом ранее – 4. В прошлом году в России было введено чуть более 1000 роботов, почти 40% из них – в автомобильной промышленности.

Развитие промышленности неизбежно влечет роботизацию, без которой невозможно современное производство. И в России есть большой потенциал для внедрения роботов в производство, однако он не реализуется, констатируют аналитики Лаборатории робототехники Сбербанка, – хотя отдельные проекты есть (например, «Газпром нефть» с ЦНИИ РТК объявляли о разработке беспилотников, в том числе для заправки самолетов) и даже есть национальный проект «Цифровая экономика».

В России сильная инженерная школа и «технократическое» население, быстро адаптирующееся к новым технологиям и, что важно, не воспринимающее роботов как конкурентов на рынке труда, перечисляет Лаборатория робототехники Сбербанка сильные стороны российского рынка робототехники. Роботизация несет потенциал радикального повышения производительности труда, сейчас невысокой, доступность энергии и металлов дает возможность создавать недорогую робототехнику, а сильный сервисный сектор и огромная территория – новые ниши для роботизации (например, роботизации ритейла и применения беспилотного транспорта). В числе слабых сторон – дефицит современных мощностей, низкая культура промышленного дизайна, миграционная политика (вместо роботов выгоднее использовать дешевый труд мигрантов), отсутствие у принимающих решения необходимых знаний о технологической модернизации. Дополнительные угрозы создают санкции, препятствующие научно-техническому сотрудничеству и импорту технологий, ускорившаяся утечка мозгов, а также «зима робототехники» – неизбежные периоды потери интереса инвесторов к проектам после всплеска такого интереса. Последняя проблема является глобальной, но плохой инвестклимат усиливает ее негативное влияние на отечественный рынок, заключают аналитики Лаборатории робототехники Сбербанка: «По нашему мнению, «зима робототехники» уже наступила. Время легких решений миновало, а с рынка в основном ушли долгосрочные венчурные инвесторы».