В пассивах российских банков растет доля государственных средств: сказывается профицит бюджета. К началу 2020 г. она возросла до 4,6% против 1,7% на начало 2013 г.
28 января 2020   |   Ольга Волкова Эконс

Государственное фондирование банков, трлн руб.

Депозиты и средства Минфина РФ

Депозиты и средства региональных бюджетов

Прочие государственные средства

Доля в обязательствах банковского сектора, %

(правая шкала)

7

7

6

6

5

5

4

4

3

3

2

2

1

1

0

0

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

Данные на начало квартала

Источник: Банк России, 2020

Депозиты и средства Минфина РФ

Депозиты и средства региональных бюджетов

Прочие государственные средства

Доля в обязательствах банковского сектора, % (правая шкала)

7

7

6

6

5

5

4

4

3

3

2

2

1

1

0

0

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

Данные на начало квартала

Источник: Банк России, 2020

Депозиты и средства Минфина РФ

Депозиты и средства региональных

бюджетов

Прочие государственные средства

Доля в обязательствах банковского

сектора, % (правая шкала)

7

7

6

6

5

5

4

4

3

3

2

2

1

1

0

0

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

Данные на начало квартала

Источник: Банк России, 2020

Депозиты и средства Минфина РФ

Депозиты и средства региональных

бюджетов

Прочие государственные средства

Доля в обязательствах банковского

сектора, % (правая шкала)

7

7

6

6

5

5

4

4

3

3

2

2

1

1

0

0

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

Данные на начало квартала

Источник: Банк России, 2020

Доля государственного фондирования в обязательствах банковской системы растет: Минфин размещает в банках свободные средства на фоне профицита бюджета (по предварительной оценке финансового ведомства, в 2019 г. он составил около 2 трлн руб., или 1,8% ВВП).

Если на начало 2013 г. эта доля составляла 1,7%, то на 1 января 2020 г. – 4,6%. В течение года показатель обычно всегда бывает выше, чем к концу, что объясняется сезонной смещенностью бюджетных расходов. В конце 2019 г. произошел отток государственных средств в размере около 2 трлн руб., из них 1,5 трлн – средства Минфина, которые пошли в том числе на финансирование национальных проектов, говорится в обзоре Банка России.

Правда, когда Минфин изымает средства из банков, где у него открыты счета, деньги поступают обратно в банковскую систему – на счета граждан (например, пенсионеров) или компаний, получающих выплаты по госконтрактам. В конце 2019 г. приток вкладов населения и средств организаций в банки составил 1,2 трлн и 0,9 трлн руб. соответственно. То есть на ликвидности банковского сектора сезонный всплеск госрасходов не сказывается.

  • На конец 2019 г. структурный профицит ликвидности составил около 2,8 трлн руб. Объем валютной ликвидности кредитных организаций на начало 2020 г. – $43 млрд (14,5% валютных пассивов).
  • При этом в депозитах физических и юридических лиц растет доля краткосрочных, до 1 года: у населения она увеличилась с 41,1% в начале 2013 г. до 59,5% к началу 2020-го, у организаций – с 50,7% до 64,1%. Такая динамика наблюдается после кризиса, но сказалось и нежелание банков фиксировать «высокий» процент по долгосрочным обязательствам.
  • Высокая доля краткосрочного фондирования банков на фоне преимущественно более долгосрочных активов – один из двух значимых факторов, повышающих уязвимость российского банковского сектора к процентному риску, наряду с недостаточной развитостью рыночных инструментов хеджирования процентного риска, отмечал Банк России в консультативном докладе об управлении процентным риском, вышедшем в январе 2020 г. Риск возникает из-за того, что в случае роста ставок при подобной структуре баланса пассивы банков могут переоцениваться быстрее активов. Для снижения этого риска банки могут либо повышать срочность своих обязательств (например, путем выпуска долгосрочных облигаций), либо снижать срочность активов (например, наращивая долю кредитования крупных нефинансовых организаций по плавающим процентным ставкам).