Правительства по всему миру приняли самые разные меры, чтобы сдержать распространение COVID-19. Их жесткость растет по мере увеличения заболеваемости, но зачастую отстает от темпов распространения вируса.
9 апреля 2020   |   Эконс


Исследователи и студенты из Школы управления Блаватника при Оксфордском университете в режиме онлайн собирают данные об ограничительных мерах, чтобы рассчитать «индекс жесткости» государственных мер противодействия коронавирусной инфекции (COVID-19 Government Response Stringency Index). «Индекс жесткости» не стоит интерпретировать как оценку эффективности или релевантности действий той или иной страны, подчеркивают авторы: по нему нельзя судить, как в реальности выполняются принятые правительством меры и насколько они эффективны. Но такая информация может быть полезна для дальнейших исследований, надеются авторы: и ученые, и правительства смогут анализировать различные меры, что позволит точнее определить, какие шаги были наиболее действенными и в какие сроки их необходимо было предпринять.

Итоговое значение индекса может составлять от 0 до 100, где 100 предполагает максимально полный набор ограничительных мер. Индекс рассчитывается на основании нескольких критериев: закрытие учебных заведений, офисов, общественного транспорта, отмена массовых мероприятий, ограничение передвижения по стране и международных поездок, уровень охвата населения тестированием на COVID-19 и меры по отслеживанию контактов инфицированных. База данных содержит также фискальные и монетарные меры, но для составления индекса они не используются.

В карантинных мерах, которые принимают страны, множество нюансов, признают исследователи: например, почти все государства закрыли учебные заведения, но где-то сначала закрылись школы, а потом уже – вузы, а отдельные страны оставили открытыми школы для тех детей, чьи родители должны продолжать работу. Индекс не может в полной мере учесть все эти особенности, сама база данных пополняется в оперативном режиме без верификации данных, в силу чего содержит ошибки в датах введения мер и их оценке. Но благодаря тому, что набор индикаторов достаточно широкий, возможные искажения по каждому из них менее заметны в итоговом значении, считают авторы.

Усиление мер

Данные показывают, что «индекс жесткости» почти для каждой из стран рос вместе с количеством инфицированных. В то же время скорость введения той или иной меры может быть критичной: в отдельных странах, в том числе в США и Италии, находящихся сейчас в лидерах по заболеваемости, скорость принятия мер отставала от темпов прироста смертельных случаев.

Некоторые страны, напротив, принимали меры на опережение. Например, Монголия еще в конце января закрыла границы и учебные заведения, а в феврале отменила празднование Нового года (буддистский праздник начала нового года по лунному календарю), предотвратив традиционное в этот период увеличение внутренней миграции между столицей и регионами. В конце марта страна продлила карантинные меры до конца апреля. На 8 апреля в Монголии зафиксировано 15 заболевших (на 3,2 млн населения). Свою роль в предотвращении эпидемии сыграла и низкая плотность населения. В разгар эпидемии в Китае Монголия даже поддержала своего соседа: 27 февраля ее президент посетил с официальным визитом Пекин и привез в качестве подарка 30000 овец.

Большинство стран вводили ограничительные меры постепенно (проверки в аэропортах, отмена массовых развлекательных мероприятий, занятий в школах), усиливая их после того, как счет подтвержденных случаев заболевания коронавирусом переходил на сотни. Приближение числа заболевших к тысяче сопровождалось повышением «индекса жесткости» до максимальных значений – как правило, это означает существенные ограничения для граждан и бизнеса на национальном уровне. Италия объявила карантин в северных регионах 8 марта, когда число заболевших в стране приблизилось к 6000. Испания объявила чрезвычайное положение и национальный карантин 14 марта, также при достижении числа заболевших 6000.

Самым первым после того, как 31 декабря Китай проинформировал ВОЗ о вспышке пневмонии неясного происхождения, начал защищаться Макао – административный район Китая, обладающий значительной автономией (в частности, собственной правовой системой): уже 1 января, когда китайские власти закрыли рынок в Ухане, ставший очагом распространения инфекции, Макао ввел обязательное измерение температуры у всех авиапассажиров, прибывающих из Уханя, а 6 января выпустил предупреждение о риске чрезвычайной ситуации, мобилизующее правительственные службы на противодействие распространению вируса, а муниципальные власти – на усиление разъяснительной работы среди населения о необходимости уделять повышенное внимание мерам личной гигиены. 4 января контроль авиапассажиров из Уханя ввел Гонконг, в течение следующих двух недель аналогичные меры были введены в аэропортах США, России, Кореи, Индонезии, Малайзии, Вьетнама, Сингапура. 23 января Ухань был закрыт на карантин. Почти ровно через месяц, 24 февраля, число новых случаев заболевания за пределами Китая впервые превысило число новых заболевших в Китае, где к тому времени меры по ограничению передвижения затронули уже порядка 760 млн человек, или почти половину населения. 11 марта ВОЗ объявила вспышку коронавируса пандемией, а 13 марта констатировала, что ее центр сместился в Европу. К концу марта под карантином разной степени жесткости находились 3,4 млрд человек, или почти половина населения мира.

На 8 апреля, по данным составителей индекса, максимально жесткие режимы, равные 100 баллам, введены в полутора десятках стран, в том числе в Индии, Израиле, Новой Зеландии, Сербии, Южной Африке.

Жесткость карантинных мер в России, по оценкам авторов индекса, составляет 85 баллов – это «жестче», чем в Германии (80) или Великобритании (70), но мягче, чем в Испании, Франции или Италии (по 95), где карантин действует на национальном уровне.

В Китае на пике борьбы с эпидемией «индекс жесткости» составлял 80 баллов, сейчас он снизился до 66. 29 марта Китай заявил, что эпидемию в стране удалось остановить, однако растет число завозных случаев заболевания, и вероятность его распространения остается высокой. В конце марта были сняты ограничения на въезд и выезд из провинции Хубэй, где расположен Ухань, в самом городе было возобновлено движение общественного транспорта, работа магазинов и парикмахерских, а с 7 апреля 76-дневная блокировка города отменена.

Многие страны уже начали задумываться о том, адекватны ли принятые меры эпидемиологической ситуации и стоит ли их смягчить, чтобы предотвратить дальнейшее обострение экономического кризиса, отмечают авторы индекса. Так, о намерении ослабить карантинные меры 6 апреля заявили власти Австрии: с 14 апреля планируется возобновить работу небольших магазинов и рынков, с 1 мая – торговых центров. Постепенно отменять карантинные меры намерена Норвегия: с 20 апреля откроются детские сады, затем школы и вузы, парикмахерские и салоны красоты. Дания, Чехия и Германия также анонсировали планы частичной отмены карантинных мер. А в Великобритании ограничения на передвижения граждан и работу бизнеса, введенные на 3 недели до 13 апреля, напротив, могут быть продлены до мая. По оперативным данным Университета Джонса Хопкинса, к 9 апреля общее число заболевших в мире достигло почти 1,5 млн, число новых случаев с начала апреля составляет 75000–85000 в день (с пиком более 101000 4 апреля).