За два года пандемии ожидаемая продолжительность жизни в России сократится на четыре года. За январь – август 2021 г. каждая седьмая смерть в России была связана с ковидом против каждой 14-й в 2020 г. При этом более половины россиян не боятся им заразиться и не доверяют вакцине.
14 октября 2021   |   Эконс

Пандемия коронавируса уже перечеркнула четыре года роста продолжительности жизни россиян: в 2020 г. из-за коронавируса ожидаемая продолжительность жизни, по данным Росстата, сократилась на 1,8 года до уровня 4-летней давности. И поскольку пандемия продолжается, по итогам 2021 г. потери составят, как прогнозируется, еще 2 года, сообщила Ирина Калабихина, заведующая кафедрой народонаселения экономического факультета МГУ, представляя свой доклад на ежегодной конференции Ассоциации независимых центров экономического анализа (АНЦЭА).

Ожидаемая продолжительность жизни – это прогноз, сколько лет проживет человек, родившийся в определенном году, при условии, что уровень смертности всех возрастных когорт останется таким же, как в год его рождения. В России показатель рос с 2005 г., а всего за 20 лет, с 2000 по 2019 г., увеличился на 8 лет – до 73,34 года (в том числе до 78,17 года для женщин и до 68,24 года для мужчин). Рост смертности ведет к сокращению ожидаемой продолжительности жизни: для родившихся в 2020 г. она составила 71,54 года (в том числе 76,43 года для женщин и 66,49 года для мужчин).

По числу смертей от коронавируса на 100000 населения (148,56 на 13 октября) Россия находится в первой четверти списка из 184 стран мира. По сведениям Оперативного штаба от 13 октября, от коронавируса умерло 219329 человек, число заболевших превысило 7,8 млн человек. 13 октября в России был зафиксирован абсолютный максимум смертей от ковида с начала пандемии – 984 за сутки; кроме того, начиная с 6 октября смертность превышает 900 случаев за сутки.

Но пандемия увеличивает также общую смертность. В большинстве стран оперативные данные более-менее достоверно оценивают потери от пандемии, однако оценка общей смертности считается более точным способом определения потерь, поскольку включает в себя не только прямые, но и косвенные причины – например, спровоцированные коронавирусом хронические заболевания, объясняет Калабихина. Этим различием в методиках учета смертности объясняются разницы в цифрах оперативных сводок и данных официальной статистики.

Общую смертность от коронавируса в мире за 2020 г. ВОЗ оценивала в 3 млн человек, из которых непосредственно от коронавируса скончались менее половины, 1,2 млн. В России, по данным Росстата, в 2020 г. смертность возросла на 17,9%, или на 323802 человека, из которых от коронавируса – напрямую и косвенно – умерло 144691, это 6,8% всех смертей, или каждая 14-я.

За январь – август 2021 г. смертность в России возросла на 18,5%, или на 238347 человек, из которых от коронавируса, предположительно от коронавируса и от спровоцированных им осложнений умерло более 90% – 217316 россиян, следует из данных Росстата. Это 14,3% всех смертей за данный период, или каждая 7-я. За август, согласно оперативной сводке Росстата (.xls), только прямая смертность от коронавируса в сравнении с августом 2020 г. возросла более чем в 10 раз: 43580 случаев против 4018.

Коронавирус спровоцировал глобальный рост смертности, пишут авторы исследования, изучившие данные по 29 странам, включая США и страны Европы. Оно показало, что потери ожидаемой продолжительности жизни составили от 0,07 года в Исландии до 2,2 года в США. Более чем на 1,5 года ожидаемая продолжительность жизни сократилась в Литве, Болгарии, Польше, Испании. Из 29 стран только Дания и Норвегия сумели избежать снижения: частично это можно объяснить сочетанием ранних ограничительных мер и сильной системы здравоохранения, указывают исследователи.

Пандемия отличается выраженным «дискриминирующим» эффектом, несмотря на представления, что «болезнь не выбирает». Во-первых, риск смерти от коронавируса увеличивается с возрастом. Во-вторых, уровень смертности от коронавируса имеет гендерные различия: хотя заболеваемость COVID-19 для обоих полов примерно одинакова, смертность от него среди мужчин повсеместно выше, фиксирует исследование. По сравнению с женщинами мужчины реже сдают тесты на коронавирус и реже вакцинируются, позднее обращаются за медицинской помощью, мужчин чаще госпитализируют. Все это верно и в отношении российских мужчин, говорит Калабихина.

За пандемией последует компенсационный эффект, отмечает она: во всех странах будет наблюдаться снижение смертности и рост ожидаемой продолжительности жизни.

Россияне и вакцина

Высокая летальность в России связана с медленными темпами вакцинации, по которым Россия пока отстает от многих стран, указывает Калабихина. Практически все развитые экономики полностью привили не менее 60% населения, в то время как оба компонента вакцины в России получил 31% граждан.

Более половины (52%) россиян не готовы делать прививку от коронавируса, и только 14% – готовы, свидетельствует опубликованный в сентябре 2021 г. опрос Левада-Центра (внесен Минюстом РФ в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента).

Доля тех, кто не хочет вакцинироваться, сокращается медленно (с 62% в апреле 2021 г. до 52% в августе). При этом с начала 2021 г. доля россиян, которые не испытывают страха заразиться коронавирусом, превышает долю тех, кто такой страх испытывает (55% против 43% в августе). Для сравнения: в апреле 2020 г., на пике первой волны пандемии, боялись заболеть коронавирусом более 55% респондентов, а в октябре 2020 г. этот показатель достигал почти 65%.

«Страх перед заболеванием отчасти способствует готовности прививаться – среди тех, кто опасается заразиться, чуть больше трети готовы сделать прививку, – однако более 40% из тех, кто опасается заболеть, не хотят прививаться или боятся прививки больше, чем того, что заболеют», – отметил Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра, выступая на конференции АНЦЭА. Кроме того, страх общества перед коронавирусом не кажется таким глубоким, как ожидалось, пояснил Левинсон: проведенный в марте 2021 г. опрос о разных страхах россиян показал, что как раньше, так и теперь страх собственной смерти для них стоит совсем не на первом месте; на первом месте у респондентов – болезнь близких и детей.

Хотя практика применения вакцины в России уже достаточно широка (около 40 млн привившихся), автоматического доверия к вакцине от коронавируса не возникло, отмечает Левинсон, при этом порядка 60% не поддерживают идею всеобщей обязательной вакцинации и лишь около 20% – поддерживают. «В России пока не удалось создать коллективный иммунитет, и поэтому сейчас – в момент наивысших показателей заболеваемости – мы болеем по законам самой пандемии, а не по законам, которые система здравоохранения хотела бы этому вирусу противопоставить», – заключил он.