Восстановление глобального рынка труда в 2021 г. остановилось, хотя допандемического уровня он так и не достиг, фиксирует МОТ. Между богатыми и бедными странами растет разрыв как в динамике занятости, так и в производительности.
1 ноября 2021   |   Денис Касянчук Эконс

Восстановление мирового рынка труда идет по пессимистичному сценарию – по итогам 2021 г. количество отработанных часов будет на 4,3% ниже допандемических показателей, что эквивалентно потере 125 млн рабочих мест, говорится в новом докладе Международной организации труда (МОТ). Еще в июне эксперты МОТ прогнозировали, что потери составят 3,5%, или 100 млн рабочих мест.

За 2020 г. количество рабочих часов сократилось на 8,8% по сравнению с IV кварталом 2019 г.: в эквиваленте рабочих мест потери в первый год пандемии были примерно в четыре раза больше, чем в 2009 г., когда в мире бушевал мировой финансовый кризис. Осенью 2021 г. занятость остается ниже допандемического уровня во всех группах стран, и ее восстановление фактически стагнирует с начала года – при росте в странах с высоким доходом и возобновившемся снижении в странах с низким и ниже среднего доходом.

Дивергенция двух миров

Растущий разрыв между странами с высоким и низким доходом – одно из отличий продолжающегося периода пандемии – выражается как в дивергенции восстановления рынков труда, так и в темпах производительности.

Так, в странах с высоким уровнем дохода в III квартале 2021 г. по сравнению с допандемическими значениями количество рабочих часов было меньше на 3,6%, и с II квартала потери сократились. А в самых бедных – меньше на 5,7%, и с II квартала потери увеличились.

Разрыв между богатыми и бедными странами в производительности труда в 2020 г. в абсолютном выражении составлял 17,5 раза, в 2021 г. увеличится до 18 раз и станет самым большим с 2005 г., прогнозирует МОТ: если в странах с высоким доходом выпуск на одного работника составляет $54,9 в час (в долларах 2017 г. по паритету покупательной способности), то в самых бедных странах – $3,1 (см. график).

Пандемия привела к беспрецедентной волатильности производительности: рост выпуска в расчете на один рабочий час в 2020 г. после локдаунов был рекордным во всех группах стран и в целом на глобальном уровне вдвое превысил среднегодовые темпы предыдущих 15 лет (см. график). Однако в 2021 г. произошел разворот тренда, вызванный дивергенцией стран с разным уровнем дохода: в странах с высоким и выше среднего доходом производительность продолжила расти, хотя и намного медленнее, чем в 2020-м, а в странах с низким доходом и ниже среднего – упала.

В долгосрочном плане производительность труда является одним из основных факторов, определяющих уровень жизни, поскольку более высокая производительность позволяет (хотя и не гарантирует) увеличение потребления и/или сокращение рабочего времени при равной или большей оплате, пишет МОТ.

Вакцины и стимулы

Причина растущего разрыва – различия в скорости вакцинации, пишут эксперты МОТ. Быстрые темпы вакцинации ведут к ослаблению антиковидных ограничений и восстановлению рынка труда. Рост доли вакцинированных в мире на 10 п.п. ведет к увеличению количества рабочих часов на 1,9%, что эквивалентно 52 млн рабочих мест с полной занятостью, подсчитали эксперты МОТ. Таким образом, в II квартале 2021 г. на каждые 14 полностью привитых человек в глобальной экономике было добавлено одно рабочее место (в эквиваленте полной занятости).

В начале октября 2021 г. доля полностью вакцинированных людей в мире достигла 34,5%, в том числе в странах с высоким уровнем дохода – 59,8%, а с низким – 1,6%. В развитых странах сокращение числа рабочих мест, в сравнении с допандемическим уровнем, к октябрю 2021 г. было бы почти вдвое больше, если бы не вакцинация, посчитали эксперты МОТ.

В целом большинство работников все еще живут в условиях тех или иных ограничений, но самая строгая их форма – закрытие всех рабочих мест, кроме критически важных, – практически исчезла. Если в апреле 2020 г., на пике пандемии, под нее попал 41% занятых во всем мире, то в начале октября 2021 г. она затронула менее 1%.

Кроме разницы в доступе к вакцинам, к дивергенции рынков труда богатых и бедных стран ведут различия в их финансовых возможностях. По оценкам МОТ, увеличение фискального стимулирования на 1% ВВП ведет к росту количества рабочих часов на 0,3 п.п. По данным МВФ (.pdf), размер глобальных фискальных стимулов в ответ на коронакризис составил $16,9 трлн, из них 85,9% пришлось на страны с развитой экономикой, на страны с развивающейся экономикой и на бедные страны – 13,8% и 0,4% соответственно.

Широкий доступ к вакцинам в сочетании с относительно сильными фискальными стимулами позволит странам с высоким уровнем дохода и доходами выше среднего восстановить свои рынки труда быстрее, чем более бедным странам, где количество рабочих мест продолжит оставаться существенно ниже допандемического уровня, заключает МОТ.