Помимо пандемии и экономического кризиса, с которыми столкнулся мир, для небогатых стран есть третий риск – надвигающийся долговой кризис. Он, в свою очередь, может перерасти в миграционный кризис в развитых странах, предупреждает нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц.
14 августа 2020   |   Ольга Волкова Эконс

Объем и стоимость обслуживания внешнего долга стран с низким и средним уровнем дохода, 2000–2020 гг.

Государственный и гарантированный государством долг, $ млрд

Долг частного сектора, $ млрд

Стоимость обслуживания долга, % ВВП (правая шкала)

10

2500

Оценки

8

2000

6

1500

4

1000

2

500

0

0

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

2019

2020

Источник: Всемирный банк

Государственный и гарантированный государством долг, $ млрд

Долг частного сектора, $ млрд

Стоимость обслуживания долга, % ВВП (правая шкала)

10

2500

Оценки

8

2000

6

1500

4

1000

2

500

0

0

2000

2002

2004

2006

2008

2010

2012

2014

2016

2018

2020

Источник: Всемирный банк

Государственный и гарантированный

государством долг, $ млрд

Долг частного сектора, $ млрд

Стоимость обслуживания долга,

% ВВП (правая шкала)

10

2500

Оценки

8

2000

6

1500

4

1000

2

500

0

0

2000

2004

2008

2012

2016

2020

Источник: Всемирный банк

Государственный и гарантированный

государством долг, $ млрд

Долг частного сектора, $ млрд

Стоимость обслуживания долга,

% ВВП (правая шкала)

10

2500

Оценки

8

2000

6

1500

4

1000

2

500

0

0

2000

2004

2008

2012

2016

2020

Источник: Всемирный банк

В отличие от развитых стран, выдержавших удар «экономического цунами» благодаря принятию масштабных мер поддержки, перспективы стран с низким и средним уровнем дохода, не имеющих ресурсов для подобных мер, менее определенны: более половины стран мира – и две трети его населения – могут пострадать от последствий такого бездействия, пишут профессор Колумбийского университета и нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц и начальник Отдела глобального экономического мониторинга ООН Хамид Рашид в обзоре для Центра исследований экономической политики (CEPR). Помимо пандемии и вызванного ею экономического кризиса, развивающимся странам угрожает долговой кризис, считают авторы.

Речь о 111 странах с низким и средним доходом (см. врез), за исключением членов G20, то есть крупных развивающихся экономик (стран БРИКС, куда входит Россия, а также Мексики, Индонезии, Аргентины, Турции и Саудовской Аравии); из выборки исследователи также исключили страны с отсутствующими данными по внешнему долгу. В нее вошли в основном страны Африки, Центральной и Южной Америки, Азии (в том числе Таджикистан, Узбекистан, Киргизия) и некоторые страны Восточной Европы. Порядка двух третей стран из этой группы зависят от экспорта сырья.

За десятилетие после глобального финансового кризиса эти страны нарастили внешний долг более чем вдвое (для сравнения: за 18 лет перед этим – на 30%). Так активно наращивать заимствования им позволила, в частности, политика количественного смягчения в развитых странах: она обеспечила рынку большие объемы ликвидности, и правительства бедных государств смогли привлекать средства, несмотря на то что некоторые из них десятилетием раньше попали под программу МВФ и Всемирного банка по облегчению долгового бремени для чрезмерно закредитованных бедных стран.

Страны с низким и средним уровнем дохода, как правило, имеют намного меньше возможностей разместить свой долг в национальной валюте из-за ее неустойчивости и поэтому вынуждены занимать в «твердой валюте» – долларах или евро. Основной источник их средств на обслуживание долговых обязательств – выручка от экспорта. Многие привлекали новые займы, чтобы обслуживать старые, но с началом коронавирусного кризиса капитал переориентировался на развитые экономики, а экспорт развивающихся стран в этом году может сократиться в лучшем случае на 20%; для сравнения: в кризисном 2009 г. он снизился только на 5%, пишут Стиглиц и Рашид.

В случае долгового кризиса правительства этих стран вынуждены будут сократить госрасходы, что увеличит безработицу. Число людей, живущих в крайней нищете, может увеличиться на 140 млн человек.

Последствия долгового кризиса разрушительны: странам Латинской Америки он стоил потерянного десятилетия, Грецию на несколько лет погрузил в рецессию. Долговой кризис в странах с невысоким доходом может привести к долгой стагнации их экономик и многолетней высокой безработице.

Реализация такого сценария окажется глобальной проблемой, предупреждают Стиглиц и Рашид: миллионы людей устремятся в Европу и Северную Америку в поисках работы, что может спровоцировать миграционный кризис в развитых экономиках. «Нескончаемая череда кризисов может стать новой реальностью», – обеспокоены экономисты.

Развитые страны и международные финансовые организации уже предпринимают отдельные шаги для смягчения потенциального долгового кризиса в странах с низким доходом. К июню 2020 г. МВФ на полгода отменил платежи по кредитам фонда для 27 беднейших стран. О предоставлении послаблений для 77 бедных стран на 2020 г. также договорились в апреле страны G20 – отсрочка, по оценкам ОЭСР, распространяется на платежи на общую сумму в $16,5 млрд. Правда, все пропущенные процентные платежи не списываются, а переносятся на 2022–2024 гг.

Отсрочки, касающиеся только суверенных кредиторов, могут не сработать, считают Стиглиц и Рашид. В структуре внешнего долга порядка 40% – частный долг. А многие выпуски гособлигаций включают положение о кросс-дефолте (технический дефолт по одному выпуску может означать автоматический дефолт по другим) – так кредиторы могут начать требовать полной выплаты основной части долга, что только ускорит дефолты.