Зависимость России от импорта

Зависимость отраслей экономики России от импорта сравнительно низкая и не превышает медианное значение для других стран, показало исследование. Однако 60% импорта приходится на страны, объявившие санкции в отношении России.
20 января 2023   |   Эконс

Ограничение импорта промежуточных товаров и услуг – то есть товаров и услуг, необходимых для производства собственной конечной продукции, – влияет на производство не только каждой определенной отрасли, но и других отраслей – поставщиков или покупателей ее продукции. Поэтому ограничение даже на какой-либо товар или товарную группу может неожиданным образом повлиять на объемы производства всей экономики, ее структуру и относительные цены.

В недавнем исследовании, опубликованном в серии докладов об экономических исследованиях Банка России, Данила Карпов, ведущий экономист департамента исследований и прогнозирования, приходит к выводу, что импортозависимость российской экономики относительно низкая: в большинстве отраслей доля импорта ниже, чем в других странах. Основным объяснением этого может быть низкая вовлеченность российской экономики в глобальные цепочки создания стоимости и ее специализация на производстве сырьевых ресурсов.

В качестве источника для межстранового сравнения используются таблицы «затраты–выпуск» ОЭСР за 2015–2018 гг., содержащие данные о промежуточном потреблении и конечном использовании товаров и услуг в разбивке по 45 отраслям 66 стран.

Для оценки зависимости от импорта рассчитаны две группы показателей: 1) доля импорта в промежуточных расходах и 2) в конечной продукции. Показатели группы 1 отражают долю импортной продукции, которую отрасль закупает у других отраслей. Показатели группы 2 – прямой импорт отрасли из-за рубежа товаров и услуг, непосредственно используемых в производстве конечной продукции, и косвенный импорт – необходимые в производстве товары и услуги, произведенные внутри страны, но с использованием импорта.

  • Согласно результатам расчетов, доля импорта в промежуточных расходах (показатель группы 1) всех отраслей российской экономики, кроме профессиональной и научной деятельности, оказалась ниже медианы стран выборки. В производстве кокса и нефтепереработке, электро- и газоснабжении, наземном и воздушном транспорте, торговле, химической промышленности, металлургии она ниже, чем в 90% стран. Наиболее высока эта доля в отраслях электроники, автомобилестроения, текстильной промышленности, фармацевтики.

  • Что касается прямого импорта, непосредственно используемого в выпуске собственной продукции (показатель группы 2), то в России его доля также оказалась ниже медианной у всех отраслей, кроме ИТ и профессиональной, научной и технической деятельности. Наиболее зависимы от прямого импорта автомобилестроение (доля близка к медианной, равной почти 30%), электроника (порядка 20% при медиане 25%), производство резиновых и пластмассовых изделий (также порядка 20% при медиане чуть ниже 25%).

  • Учет как прямого, так и косвенного импорта совместно (группа 2) увеличивает показатель импортозависимости отраслей; например, для автомобилестроения только косвенный импорт составляет более 10% стоимости конечной продукции (что отражает высокую долю сборочной деятельности). Однако общий вывод остается неизменным: импортозависимость отраслей российской экономики ниже медианы всех стран выборки.

  • При сравнении доли только несырьевого импорта (многим странам, в отличие от России, приходится импортировать энергоресурсы и другое сырье) разрыв между медианой по всем странам и Россией сокращается. Но для абсолютного большинства отраслей эта доля по-прежнему остается ниже медианы (в зависимости от отрасли медиана варьируется от почти 30% до около 5%) – за исключением автопрома, где она выше медианы, и ИТ и здравоохранения, где она на уровне медианы.

  • Несколько меняют картину сравнения с двумя отдельными выборками стран – с ВВП по ППС выше медианы по выборке ОЭСР, как и у России, и, как у России, с численностью населения выше медианы. В этих сравнениях количество отраслей российской экономики, импортозависимость которых выше медианы соответствующей ограниченной выборки стран, возрастает до 9 и 19 соответственно. Однако для большинства отраслей эта зависимость по-прежнему ниже медианы.

  • Однако в среднем по всем отраслям российской экономики 61% всего импорта приходится на страны, которые объявили санкции в отношении России. Этот показатель варьируется от 76% в сфере финансов до чуть менее 40% в производстве текстиля и одежды. Показатель импортозависимости от таких стран в реальности может оказаться выше в силу того, что продукция из государств, которые не вводили санкции, может производиться фирмами, чьи головные офисы расположены в странах, объявивших санкции.

Полученные выводы о сравнительно низкой импортозависимости российских отраслей можно объяснить несколькими факторами, анализирует автор, – включая особенности сравнительной базы расчетов. Так, на выводы может влиять использованная выборка ОЭСР, в которой преобладают развитые страны, в большей степени включенные в мировую экономику; на межстрановую медиану также может влиять наличие в этой выборке небольших государств, традиционно высокозависимых от импорта (Сингапур, Люксембург, Мальта и др.). Кроме того, в исследовании не учитывается импорт инвестиций – поэтому оценка общей импортозависимости российской экономики и ее отраслей может быть занижена.

Однако одним из основных определяющих факторов относительно низкого уровня зависимости России от импорта, вероятно, является менее интенсивная вовлеченность ее экономики в глобальные цепочки стоимости или участие в них на ранних стадиях («внизу» таких цепочек), полагает автор.

Но в условиях интегрированной мировой экономики даже при относительно низкой зависимости от импорта его роль в производстве остается крайне высокой в отдельных отраслях. Например, несмотря на то что зависимость от импорта российского автомобилестроения в среднем находится вблизи межстрановой медианы, ограничения импорта комплектующих и уход иностранных компаний привели к фактической остановке отрасли (за январь – ноябрь 2022 г. выпуск легковых автомобилей упал на 79%, на пике спада в мае он достигал 97%).