При анализе человеческого капитала школьное образование принято оценивать лишь на основе длительности обучения. Но это совсем не отражает его качество, подтвердило исследование, которое впервые позволило сопоставить уровень знаний и навыков у школьников по всему миру.
29 апреля 2021   |   Денис Касянчук Эконс

Человеческий капитал – один из важнейших факторов экономического развития. Еще Адам Смит указывал, что знания и навыки – часть активов как самого человека, так и всего общества. Сегодня под человеческим капиталом принято понимать набор врожденных способностей и талантов, а также приобретенные в процессе обучения навыки и знания. Школьное образование – базовый этап формирования человеческого капитала: знания, полученные в школе, играют важную роль в дальнейшей способности человека аккумулировать человеческий капитал, влияя на его будущее благосостояние и благосостояние общества в целом. В экономических исследованиях качество человеческого капитала, включая и школьное образование, принято измерять исходя из количества лет, затраченных на обучение. Такой подход позволяет сопоставлять качество человеческого капитала в разных странах, но при этом подразумевает, что знания дает само по себе пребывание в учебном заведении.

Но в разных странах одинаковое по длительности обучение приносит совершенно разные результаты. Разница между количеством лет обучения и качеством знаний особенно велика в развивающихся экономиках. Например, 80% третьеклассников в сельских районах Индии не знают, как вычитать двузначные числа, к восьмому классу этим навыком не обладают 77% учащихся. В странах Восточной Африки (Кения, Уганда, Танзания) три четверти учащихся начальной школы не могут прочитать простые предложения на родном языке. В целом шесть из десяти подростков по всему миру не обладают минимальными навыками чтения и арифметики, следует из доклада ЮНЕСКО.

Проблема повышения качества человеческого капитала особенно остро стоит именно для развивающихся стран, но без ясных ориентиров и стандартов качества разработка политики в области образования становится затруднительной, пишут эксперты Всемирного банка: например, сложно установить, способствует ли повышение квалификации учителей росту качества образования или нет. Международные тесты, широко распространенные в развитых странах, практически не проводятся в развивающихся странах, а местные проверки знаний зачастую не соответствуют международным стандартам.

Чтобы получить сопоставимые данные о качестве школьного образования в разных странах, Всемирный банк разработал новую базу данных – Harmonized Learning Outcomes (HLO, гармонизированные результаты обучения). В ее составлении приняли участие знаменитые экономисты Пинелопи Голдберг, профессор Йеля и бывший главный экономист Всемирного банка, и Симеон Дянков, основатель рейтинга Всемирного банка Doing Business. Авторы унифицировали и сравнили результаты международных и региональных тестирований в начальной и средней школе в 164 странах мира за 2000–2017 гг. Для того чтобы их сопоставить, авторы привели к «единому знаменателю» данные семи различных тестов – в результате каждая страна, включенная в HLO, получила определенное число баллов, отражающее накопленный уровень когнитивных навыков школьников начальной и средней школы, объясняют авторы.

Максимальный балл получил Сингапур – 578,5, в тройку лидеров также вошли Южная Корея (565) и Гонконг (559,4). Итоговый балл России, которая занимает в базе HLO 24-е место из 164, – 517. Минимальный балл – 244,7 – у Сьерра-Леоне.

Анализ показал, что по результатам обучения развитые экономики предсказуемо намного опережают развивающиеся. Но между развивающимися странами обнаруживаются неожиданные различия. Например, Индия находится на уровне отстающих африканских государств вроде Намибии и Демократической Республики Конго. В Африке по качеству обучения лидируют Кения и Танзания, чьи результаты находятся наравне со многими странами Латинской Америки (Бразилия, Аргентина, Перу). А страны Ближнего Востока, по сравнению с латиноамериканскими, по качеству образования либо идентичны им (Саудовская Аравия, Оман), либо их опережают (ОАЭ). Некоторые азиатские страны опережают государства в Северной Америке (например, у Тайваня балл выше, чем у США).

Сопоставление обобщенных результатов тестирования в мире с длительностью образования подтвердило, что эти показатели практически не связаны, отмечают авторы. Например, ожидаемая продолжительность обучения в Бразилии составляет 11,7 года, а в Гане – 11,6. При этом способности учащихся в этих странах существенно различаются: Бразилия набрала 426 баллов, Гана – только 229. То же самое видно на примере Южной Африки и Замбии. В обеих странах ожидаемая продолжительность обучения составляет девять лет, но в Южной Африке в среднем учащийся набирает 366 баллов, а в Замбии – 301.

Многие страны, инвестировавшие в развитие образования, достигли широкого охвата, но это также не гарантирует качества образования. Например, на Ближнем Востоке и в Северной Африке в 2000–2010 гг. доля учащихся выросла с 95% до 99%, в то время как уровень когнитивных способностей, согласно данным новой базы HLO, за период 2000–2015 гг. остался неизменным (380 баллов).

Расчеты авторов HLO также показали, что разница в качестве человеческого капитала даже на ранней стадии его формирования объясняет еще большую часть межстрановых различий в доходах, качестве жизни и уровне экономического развития, чем свидетельствовали оценки, исходившие лишь из длительности школьного образования. Так, если оценивать человеческий капитал только по количеству лет обучения, то различия в его уровне объясняют 54% разницы в уровне доходов между развитыми экономиками. Если использовать оценки качества знаний и навыков из базы HLO, то на человеческий капитал приходится уже 86% различий в доходах между развитыми странами. В развивающихся странах вклад оказывается ниже: так, в странах Африки южнее Сахары разница в качестве человеческого капитала объясняет лишь 10% различий в уровне доходов.

Но главная цель базы HLO, которая будет регулярно обновляться по мере появления свежих данных, – отслеживать динамику качества образования и формирования человеческого капитала во всем мире, подчеркивают авторы. Множество стран принимают разнообразные меры для развития национальных систем образования. Моделирование показывает, что к 2030 г. в мире будет достигнут всеобщий охват начальным образованием. Но сейчас его качество стагнирует, следует из базы HLO, причем как в развитых странах, так и в развивающихся. И если уровень знаний и навыков, которые получают школьники, не будет расти, то все усилия по расширению охвата школьного образования окажутся напрасными, предупреждают авторы.

Пандемия добавила новые проблемы образования, указывала Голдберг в недавней колонке для Project Syndicate: из-за перехода на удаленное обучение усилилось неравенство возможностей, а в бюджетах стало меньше средств, причем образование и так нечасто бывает приоритетом при расходовании бюджетных денег. Важно задать правильные стимулы для властей, призывает она, и международные индексы человеческого капитала могут помочь в решении этой задачи.