Несмотря на рост неравенства последних десятилетий, на самом деле мир устойчиво движется к большему равенству с конца XVIII века, пишет в новой книге экономист Тома Пикетти. Но это процесс не автоматический, а требующий постоянной подстройки и «переизобретения» институтов.
19 мая 2022   |   Ирина Рябова Эконс

Французский экономист Тома Пикетти, получивший всемирную славу после выхода своего бестселлера «Капитал в XXI веке» в 2014 г., объяснял в нем, что со временем глобальное имущественное неравенство углубляется – темпы роста дохода от капитала в современном мире опережают темпы роста экономики, в результате чего растет концентрация богатства. В итоге мир возвращается к эпохе патримониального капитализма, при котором огромное имущественное неравенство сохраняется из поколения в поколение. Однако по меньшей мере с конца XVIII века в мире наблюдается историческое движение к большему равенству, и эта тенденция, скорее всего, продолжится, утверждает Пикетти в своей новой книге A Brief History of Equality («Краткая история равенства»), которая вышла на английском языке в апреле 2022 г.

Пикетти указывает, что мир начала 2020-х гг., каким бы несправедливым он ни казался, более эгалитарен, чем мир 1950-х или мир 1900-х, которые, в свою очередь, были более эгалитарными, чем мир 1850-х или 1780-х гг.

За два с половиной века – с 1780 по 2020 г., которые в своей книге анализирует Пикетти, – мир продвинулся на пути к социальному и экономическому равенству. Свидетельством прогресса можно назвать увеличение ожидаемой продолжительности жизни (в среднем в мире с 26 лет в 1820 г. до 72 лет в 2020 г.), повышение уровня грамотности (в начале XIX века около 10% населения мира старше 15 лет умели читать и писать, тогда как сегодня более 85% населения грамотны) и образования (в 1820 г. менее 10% мирового населения имели начальное образование, в 2020 г. более половины молодежи в развитых странах учатся в университете – то, что было привилегией меньшинства, стало доступно большинству). А также рост среднего дохода (в ценах 2020 г. в евро и по паритету покупательной способности он увеличился с примерно 80 евро на человека в месяц в 1700 г. до примерно 1000 евро в 2020 г.). Рабство и колониализм, когда-то распространенные повсеместно, в значительной степени упразднены, и сейчас примерно половину населения развитых стран можно отнести к среднему классу – тем, кто беднее 10% самых богатых, но богаче 50% самых бедных, – хотя до начала XX века среднего класса как такового не существовало.

Движение к равенству стало следствием социальных конфликтов и бунтов против несправедливости, позволивших трансформировать властные отношения и ниспровергнуть институты, поддерживаемые господствующими классами, которые стремились структурировать социальное неравенство для собственной выгоды, и заменить их новыми социальными, экономическими и политическими правилами – более справедливыми и освободительными для большинства, объясняет Пикетти в новой книге. Наиболее фундаментальные преобразования, наблюдаемые в истории неэгалитарных режимов, связаны с социальными конфликтами и крупномасштабными политическими кризисами, отмечает автор, описывая влияние революций и войн на «великий передел» богатства, – кризисы разрушают состояния и порождают, по крайней мере временно, более эгалитарные настроения.

Основа движения к равенству – развитие среди прочего таких институтов, как равенство перед законом, всеобщее избирательное право и парламентская демократия, бесплатное и обязательное образование, всеобщее медицинское страхование, свобода прессы, а также последовательно отстаиваемые Пикетти прогрессивные налоги на капитал, на наследство и на имущество.

Несмотря на название, книга вовсе не является переосмыслением идей, изложенных Пикетти в «Капитале в XXI веке» и в продолжении этого бестселлера «Капитал и идеология» 2019 г. За последовательность предложений – облагать налогами богатых – новую книгу можно считать продолжением двух первых. Утверждение, что движение к равенству существует, означает не похвальбу успехами, а призыв к продолжению борьбы с неравенством на прочной исторической основе, объясняет Пикетти.

Происхождение равенства

Все богатства в истории возникли в результате коллективного процесса: они зависят от международного разделения труда, использования мировых природных ресурсов, от накопления знаний с самого начала человечества, пишет Пикетти. В первую очередь значение имеет равенство возможностей – в доступе к основным благам, таким как образование, здравоохранение, участие в политической и экономической жизни. Доход и благосостояние сами по себе – лишь инструменты на этом пути, уточняет Пикетти в беседе с Тайлером Коуэном, профессором Университета Джорджа Мейсона и соавтором влиятельного экономического блога Marginal Revolution. При этом политика и институты играют очень важную роль, подчеркивает Пикетти. Так, ключевое объяснение того, почему в середине XX века экономическая производительность США была намного выше, чем в Европе, заключается в значительном в то время отставании Западной Европы от США по уровню образования населения. Позднее в Западной Европе и странах Азии произошел огромный образовательный скачок, что изменило географию производительности, и преимущество, которое было у США в середине XX века, исчезло.

Устойчивая долгосрочная тенденция к равенству имеет, тем не менее, свои ограничения, пишет Пикетти. Неравенство сохраняется на значительных и необоснованных уровнях по многим измерениям – по собственности, благосостоянию, полу, происхождению.

Пока что мир далек от равенства – так, несмотря на то что в исторической перспективе в распределении богатства доля самых обеспеченных 10% населения сокращается (в Европе в XIX веке она составляла 80–90%, сейчас – 50–60%), на долю нижних по обеспеченности 50% населения по-прежнему приходится крайне малая часть общего богатства (в Европе сейчас – 4%, в США – 2%), описывает Пикетти в разговоре с Коуэном.

«Мы должны углубить и расширить институты, которые сделали возможным движение к равенству, человеческому прогрессу и процветанию… начиная с государства всеобщего благосостояния и прогрессивного налогообложения», – пишет Пикетти в новой книге. Пикетти, известный своими левыми взглядами, отстаивает в книге возможность существования демократического социализма, децентрализованного и основанного на участии (партиципаторного), экологического и мультикультурного.

Переизобретение социализма

О концепции партиципаторного социализма Пикетти писал и ранее, в «Капитале и идеологии», предлагая «выйти за пределы капитализма». По его словам, он, родившийся в 1971 г., принадлежит к поколению, которое вошло во взрослую жизнь, когда несостоятельность советизма стала уже очевидна. Поездки в самом начале 1990-х в румынский Брашов, где сверстники с гордостью показывали ему следы от пуль на стенах – свидетельства недавней революции, и в Москву, где он увидел «те же пустые полки и те же серые проспекты», произвели на него гнетущее впечатление. «Если бы кто-нибудь сказал мне в 1990 г., что я когда-нибудь опубликую сборник статей под названием «Время социализма», я бы подумал, что это неудачная шутка», – рассказывает он. Однако сейчас гиперкапитализм зашел слишком далеко, считает Пикетти, предлагая пересобрать социализм, поскольку, пришел он к выводу, «капиталистическая экономика механически воспроизводит неравенство», способствуя концентрации богатства за счет того, что доходность капитала растет быстрее, чем экономика.

Главный вывод «Капитала и идеологии», как объясняет сам Пикетти, – неравенство не является экономическим или технологическим, оно идеологическое и политическое. А значит, является вопросом выбора. И этот выбор можно изменить. «Рынок и конкуренция, прибыль и заработная плата, капитал и долг, квалифицированные и неквалифицированные рабочие, граждане и иностранцы, налоговые убежища и конкурентоспособность как таковые не существуют. Это социальные и исторические конструкции, полностью зависящие от правовой, фискальной, образовательной и политической системы, которую мы выбираем», – заключает он.

Несмотря на расцвет социальных государств в Европе, государства всеобщего благосостояния недостаточно для достижения реального равенства, развивает Пикетти концепцию «демократического социализма» в новой книге. Для этого требуется также более сбалансированное распределение власти внутри компаний (например, выделять половину мест в совете директоров рядовым сотрудникам), трансформация системы налогообложения капитала и наследования.

Пикетти предложил выплачивать минимальное наследство – или «всеобщий капитал» – всем гражданам по достижении 25 лет в размере 60% среднего богатства (то есть, например, 120000 евро в современной Франции или $180000 в США). Эти выплаты могут быть профинансированы за счет прогрессивных налогов на имущество и на наследство и будут способствовать более равномерному распределению совокупного богатства: по расчетам Пикетти, в Европе доля самых бедных 50% в распределении наследства возрастет с 5% до почти 40%, среднего класса – с 40% до 45%, а самых богатых 10% – снизится с 55% до менее 20%.

Идеи Пикетти «отменить миллиардеров» подвергались активной критике. В частности, критики сомневались, что выделенные Пикетти источники неравенства имеют ключевое значение в понимании причин возобновившегося роста неравенства (из 36 опрошенных Chicago Booth экономистов только 3%, или один эксперт, согласились с «формулой Пикетти» о влиянии на имущественное неравенство разрыва между ростом доходности капитала и экономическим ростом, и 81% не согласился). Другие замечали, что Пикетти не делает разницы между источниками происхождения богатства – благодаря клептократии или труду и таланту – и между способами его применения. Один вкладывает в развитие бизнеса или тратит на благотворительность, другой покупает себе самолеты и яхты, сравнивал крупнейший предприниматель и филантроп Билл Гейтс. Налог на потребление для сокращения неравенства был бы более эффективен, чем на капитал, отмечал он: «Взгляните на список Forbes 400 самых богатых американцев. Вопреки гипотезе Пикетти, я не вижу в списке никого, чьи предки купили большой участок земли в 1780 году и с тех пор накапливали семейное богатство, собирая ренту».

Пикетти утверждает, а не объясняет, почему приоритетом должно быть сдерживание концентрации богатства, а не, например, ускорение экономического роста, писал The Economist про «Капитал в XXI веке», заключая, что эта книга, как и ее тезка XIX века, «содержит некоторые замечательные знания, но как руководство к действию глубоко ошибочна». Однако все критики соглашались, что после глобального финансового кризиса тема неравенства стала одной из самых злободневных (объясняя этим и популярность книг Пикетти).

«Глядя на исторические свидетельства и размышляя об общей картине, я стал более оптимистичным. Я пытаюсь показать, что ключ к истории – не большие катастрофы, а позитивные политические изменения, и этот процесс начался с Французской революции, революции в США. Это движение к большему равенству более глубоко укоренено в современном духе и современной политической культуре, чем полагают большинство людей», – говорил Пикетти в интервью NYT в апреле 2022 г. накануне выхода своей новой книги. Пикетти напомнил, что в 2014 г. во время дебатов с сенатором-демократом Элизабет Уоррен говорил о прогрессивном налоге на богатство со ставкой 5–10% в год для миллиардеров и Уоррен тогда восприняла это как «слишком большой» налог. Между тем теперь ожидается, что президент США Джо Байден предложит обложить миллиардеров налогом по ставке 20%. Ситуация может меняться довольно быстро, заключает Пикетти.