Разница между «жить одному» и «ощущать себя одиноким» не только психологическая, две формы одиночества по-разному влияют на экономику: желанное одиночество способствует ее росту, а вынужденное несет пагубные экономические последствия, выяснили экономисты.
22 декабря 2021   |   Ольга Кувшинова Эконс, Власта Демьяненко Эконс

Локдауны и самоизоляция людей практически по всему миру во время пандемии COVID-19 привлекли огромное внимание исследователей к проблеме одиночества и его влиянию на психологическое, физическое и социальное здоровье. В социологической и психологической литературе этой проблеме уделялось достаточное внимание и до пандемии, а вот макроэкономическими последствиями одиночества пока что интересовались немногие. На данных стран Европы такую взаимосвязь попытались установить в своем новом исследовании профессор экономической географии Лондонской школы экономики Андрес Родригес-Посе и Кьяра Бурлина, научный сотрудник Научного института Гран-Сассо.

Различают два вида одиночества: одно можно назвать вынужденным, другое – добровольным или желанным. Когда социальные контакты человека воспринимаются им как недостаточные по количеству или по качеству, это одиночество вынужденное, переживаемое как мучительное, что может привести к депрессии и даже повышает риск преждевременной смерти. Напротив, подобные негативные последствия не ассоциируются с одиночеством, вызванным личным желанием жить одному, без семьи.

Урбанизация, увеличение доли работающих женщин, рост продолжительности жизни способствуют тому, что все больше людей живут в одиночку: например, в Швеции и Норвегии из одного человека состоит уже почти каждое второе домохозяйство, в России – почти каждое третье, в Китае – каждое седьмое, и за последние примерно полвека доля таких домохозяйств во многих странах выросла в несколько раз. Но необязательно это одиночество вынужденное, как – чаще всего – у пожилых; одиночество все чаще становится личным выбором среди молодых поколений, откладывающих создание семьи, но при этом активно включенных в социальную жизнь. В ходе так называемого «второго демографического перехода» архетипический профиль «одинокий пожилой гражданин» сменился профилем «взрослый профессионал, часто женщина, с высоким уровнем образования и стабильной занятостью», пишут Родригес-Посе и Бурлина.

Как правило, разные типы одиночества характеризуют разное состояние ума и отражают разное отношение к жизни, что в итоге приводит к различным результатам на уровне всей экономики. Большая доля добровольно одиноких людей способствует экономическому росту, тогда как рост вынужденного одиночества имеет разрушительные экономические последствия: ключевое отличие «хорошего» одиночества от «плохого» заключается именно в интенсивности социальных контактов, пришли к выводу авторы, проанализировав данные по 139 регионам 13 европейских стран за 2011–2017 гг.

Общительные одиночки

Составленные авторами «карта одиночества» и «карта коммуникабельности» (см. врез) не совпали: многие территории с высокой концентрацией одиноких людей, такие как Брюссель или большинство регионов Великобритании и Швеции, также имеют и высокий индекс коммуникабельности. В то же время, например, во Франции менее одинокие южане более общительны, чем более одинокие северяне.

Там, где доля чувствующих себя одинокими людей невелика, больше межличностного обмена информацией и взаимодействия – это, согласно литературе по экономической географии, основополагающие факторы для распространения новых идей, развития знаний и формирования социального капитала, способствующих, в свою очередь, повышению конкурентоспособности и росту экономик. Напротив, отсутствие взаимодействия и низкий социальный капитал могут усиливать чувство одиночества, которое не только влияет на индивидуальное психическое здоровье и благополучие, но и ослабляет потенциал людей к участию в экономической активности и может снизить потенциал самой экономики. Однако чрезмерная коммуникабельность тоже может отвлекать людей от экономической деятельности, то есть связь между интенсивностью социальных контактов и экономическими результатами нелинейна.

Выбор жить в одиночку лишен негативных последствий, связанных с одиночеством как с ощущением социальной изоляции: многие из тех, кто живет в одиночестве, ведут более яркую и активную социальную жизнь, чем те, кто живет в больших семьях. Растущее значение карьеры, особенно для женщин, большее предпочтение широких социальных контактов, нередко в ущерб традиционным семейным отношениям, и коммуникационная революция сделали жизнь в одиночестве намного более простой, чем еще несколько десятилетий назад.

Современный городской образ жизни способствует жизни в одиночку. Жить в одиночку дорого – или по крайней мере в среднем дороже, чем с другими людьми: для многих одиноко живущих требуются значительные ресурсы для финансирования затрат на жилье, отмечают Родригес-Посе и Бурлина, и для выбора одинокой жизни такие ресурсы необходимо иметь. По оценкам Brookings, две трети глобального среднего класса живут в городах: города более производительны и благополучны, чем сельские районы, поскольку высокая плотность населения позволяет производить больше товаров и услуг с меньшими затратами. С развитием городов повышается благосостояние их жителей и, соответственно, доля тех, кто может себе позволить жить отдельно от других.

Экономика социальных связей

Анализ показал, что прямой корреляции между темпами роста экономики и долей людей, живущих в одиночку, нет. Зато существует прямая корреляция между темпами роста экономики и уровнем социальных связей.

В регионах, где люди активно общаются друг с другом, экономика растет быстрее, чем там, где они ограничивают контакты. При этом рост в «коммуникабельном» регионе доли людей, живущих в одиночку, связан с более высокими экономическими показателями региона: это говорит о том, что увеличение в регионе доли молодых социально активных людей, которые живут одни, способствует экономическому росту, пишут Родригес-Посе и Бурлина (исследователи учли фактор старения населения, отделив его влияние). Их исследование ограничено Европой, но аналогичный вывод в 2013 г. сделал американский социолог Эрик Кляйненберг на данных США: люди, которые живут одни, но не чувствуют себя одинокими, повышают экономическое благосостояние регионов, в которых живут.

Исследователи подтвердили еще одну закономерность и обнаружили одну аномалию. Первое – подтверждение гипотезы, что слишком частое общение – пустая трата времени: в регионах, где люди очень много общаются, например в Португалии, на юге Франции и во многих провинциях Испании, темпы роста экономики ниже, чем в местах, где живут несколько менее общительные. Вероятно, в плане влияния социальных контактов на экономику существует золотая середина между редкими встречами с другими и тратой большой части жизни на ненужную болтовню, полагают исследователи: общества, в которых большинство людей встречаются друг с другом ежедневно, и общества, в которых большинство встречаются с родственниками, друзьями и коллегами реже, чем раз в неделю, с меньшей вероятностью будут приумножать свое благосостояние.

А аномалия заключается в том, что высокая доля одиноких людей и низкий уровень коммуникаций в регионе иногда демонстрируют положительную корреляцию с темпами экономики. Наличие в обществе так называемых ботанов и компьютерных гиков, которые если и общаются с другими, то в основном через интернет, и чье поведение принято считать асоциальным, может приносить обществу пользу, усиливая экономическую активность, пишут исследователи: для этого одиночке необязательно быть общительным, но обязательно быть удовлетворенным своим выбором.

Тот факт, что «хорошее» одиночество положительно коррелирует с экономическим ростом, может иметь значение для экономической политики, пишут авторы: во многих регионах южноевропейских стран высокий уровень молодежной безработицы и временной занятости, а также негибкие рынки труда часто не позволяют молодым людям жить самостоятельно – люди, которым уже за 30, продолжают жить с родителями. Это может иметь пагубные последствия для экономики, пишут авторы: «В таких случаях политика, поощряющая и облегчающая выбор самостоятельной жизни, – это то, что должно быть в повестке дня правительств». Более активное вмешательство может также потребоваться для борьбы с ростом «плохого» одиночества, чтобы предотвратить или минимизировать его негативные последствия для здоровья людей и социально-экономического развития.