Государственные расходы на исследования в сфере обороны приносят пользу частному сектору, выяснили эксперты на основе данных стран ОЭСР за 23 года. Рост финансирования оборонных разработок на каждые 10% увеличивает частные инвестиции в инновации на 4%.
26 декабря 2019   |   Ольга Кувшинова Эконс

Влияние государственного финансирования исследований и разработок в сфере обороны на инновации частного сектора и экономический рост – предмет давних дискуссий среди экономистов. Одни указывают на коммерческий успех таких оборонных инноваций, как реактивные двигатели, компьютеры, радары, ядерная энергетика, полупроводники, GPS, интернет, и утверждают, что за успехом Кремниевой долины, включая таких гигантов, как Apple, стояли госинвестиции. Или, например, что израильское «экономическое чудо» – множество коммерчески успешных технологических стартапов – обязано своим появлением госрасходам на оборону. Другие же заключают, что госрасходы на НИОКР, напротив, вытесняют частные инвестиции или в лучшем случае никак на них не влияют, а секретность оборонных разработок ограничивает применение подобных инноваций в «гражданских» целях.

Есть много разрозненных данных как о положительных, так и об отрицательных эффектах оборонных НИОКР и крайне немного системных, прежде всего по множеству стран, а не какой-либо отдельной, отмечают Энрико Моретти из Калифорнийского университета в Беркли и экономисты из MIT Клаудия Штайнвендер и Джон Ван Ренен. Изучив данные стран ОЭСР с 1987 по 2009 г., они пришли к выводу, что финансирование оборонных НИОКР способствует привлечению, а не вытеснению частных инвестиций в технологические разработки, что рост этого финансирования ведет также к росту частных вложений, а также что этот эффект в том числе межстрановой – т.е. рост подобных госрасходов в одной стране ведет к росту частных инвестиций в другой.

Государственная доля

Расходы государств на исследования и разработки в сфере обороны нередко занимают существенную долю в совокупных государственных вложениях в инновации: например, в США, по данным Исследовательского центра Конгресса, на оборонные НИОКР направляется даже больше, чем на все остальные, вместе взятые (52%, или $78,1 млрд, в 2016 г.), в Великобритании, Турции, Южной Корее – порядка 15–16%. Хотя финансирование оборонных НИОКР продиктовано не экономическими мотивами, де-факто зачастую это важная часть промышленной политики правительства по поддержке инновационного развития экономики, считают авторы исследования. Их анализ показал, что оборонные НИОКР во многом определяют политику по финансированию разработок в целом: в годы, когда расходы на разработки в сфере обороны растут или снижаются, растут или, соответственно, снижаются и совокупные госрасходы на НИОКР.

Доля оборонных НИОКР в структуре общего госфинансирования инноваций сильно варьируется не только от страны к стране, но и в самих странах в течение исследуемого периода. Как правило, эти изменения происходят в силу экзогенных причин и обусловлены геополитическими факторами. Так, США, Германия и Франция резко сократили объемы оборонных НИОКР после падения Берлинской стены. После событий 9 сентября 2011 г. и начавшейся борьбы с терроризмом доля оборонных НИОКР в США в отношении к ВВП возросла за три года в полтора раза до 0,6% ВВП (этот уровень с тех пор практически не меняется), Франция также увеличила эти расходы на треть (но потом они снова снизились). Япония, напротив, изначально придерживалась пацифизма, однако с 1990-х, после испытания Северной Кореей ракеты, удвоила масштабы финансирования оборонных разработок.

Эти изменения позволяют отследить влияние расходов на оборонные НИОКР на инвестиционную активность частного сектора в сферах, чувствительных к госрасходам на оборону, – это прежде всего аэрокосмическая отрасль, IT и телекоммуникации. Так, приводят пример авторы исследования, в США после теракта 11 сентября 2001 г. частные инвестиции в эти сферы, в сравнении с другими, тоже резко возросли. Эффект значим как статистически, так и экономически, заключают они. По их оценкам, увеличение госвложений в оборонные разработки на 10% приводит к росту частных инвестиций на 4%.

Исследователи также обнаружили, что динамика финансирования оборонных разработок в одной стране может влиять на частные инвестиции в эти сектора в других странах. Например, увеличение госрасходов США на оборону в химической промышленности привело к росту частных инвестиций США в эту отрасль, но также повысило и частные инвестиции в НИОКР в химической отрасли в Германии. Подобные взаимосвязи означают, что страны с большим финансированием оборонных НИОКР косвенно поддерживают инновации стран, где такое финансирование меньше, а также указывают на желательность большей кооперации между странами в госфинансировании исследований и разработок, полагают ученые.

Финансируемые государством НИОКР, в том числе оборонные, – это работающий инструмент по привлечению частных инвестиций в разработки, заключают исследователи. Однако этот вывод не означает, что странам нужно увеличивать финансирование оборонных разработок, предупреждают авторы исследования. Оно имеет свои альтернативные издержки в виде использования средств налогоплательщиков и потерь благосостояния, связанных с налогообложением, – исследование, показывая преимущества такого финансирования, не дает оценку его сравнительной стоимости, обращают они внимание. «Наш вывод о том, что финансируемые государством НИОКР приводят к увеличению частных вложений в НИОКР, не обязательно означает, что оборонные НИОКР являются для правительства наиболее эффективным способом стимулирования инноваций и производительности в частном секторе», – подчеркивают исследователи.