В кризис ценность оперативных данных особенно высока: ситуация в экономике требует от правительств и регуляторов быстрых решений. Мониторинг отраслевых финансовых потоков, разработанный в Банке России, позволил анализировать деловую активность в ежедневном режиме.
9 декабря 2020   |   Александр Морозов, Алексей Поршаков, Наталья Турдыева, Дмитрий Чернядьев

Экономический шок, вызванный пандемией, уникален во многих отношениях: не только масштабом спада экономики, но и скоростью распространения кризиса и его весьма неоднородным влиянием на различные отрасли экономики. В подобные времена стандартная макроэкономическая статистика не поспевает за изменениями: во всем мире экономисты и статистики столкнулись с необходимостью обновлять индексы экономической активности с недельной, а зачастую и дневной периодичностью, так как ухудшение экономической ситуации требовало активных и информированных действий правительств каждой страны.

Различные виды высокочастотных данных (то есть данных, собираемых с высокой частотой в режиме реального времени), в том числе данные финансовых транзакций, уже находят применение в оперативном анализе во многих странах мира. В России одним из таких инструментов стал анализ данных национальной платежной системы (НПС) Банка России, который позволил отслеживать ситуацию в отраслях практически в онлайн-режиме, на ежедневной основе. С середины апреля Банк России еженедельно публикует результаты мониторинга этих данных, в котором представлены наши оценки динамики платежей компаний в разбивке как по отраслям, так и по регионам. Анализу и прогнозу последствий коронакризиса с помощью альтернативных, в том числе высокочастотных, данных посвящена одна из сессий онлайн-конференции Банка России «Посткоронавирусная экономика и вызовы для политики центрального банка», которая состоится 9–10 декабря.

Новый индикатор

Национальная платежная система Банка России – это естественный источник ежедневных данных, охватывающих все стороны экономики страны и порядка половины всех рублевых платежей компаний. Наша задача заключалась в том, чтобы выработать на их основе индикатор, направленный на отслеживание в реальном времени состояния платежей на отраслевом уровне.

Мы рассчитываем суммы входящих потоков платежей, используя их как индикатор валовой выручки отраслей за предоставленные товары и услуги. Затем сравниваем эту динамику с «нормальным», допандемическим уровнем – в качестве такового использован среднедневной сезонно сглаженный уровень платежей за период с 20 января по 13 марта 2020 г. Отклонения от этого уровня в фазе кризиса служат одним из показателей масштаба и структуры снижения экономической активности, а в фазе выхода из ограничений позволяют оценить траекторию восстановления активности, степень его однородности по отраслям.

Еще одним показателем служит сопоставление номинальных данных с усредненным уровнем финансовых потоков аналогичных периодов 2016–2019 гг. На графиках в публикации «Мониторинга отраслевых финансовых потоков» эти данные представлены диапазоном усредненных значений, обозначенных серым цветом, на фоне которых отображается красная линия, соответствующая входящим и исходящим финансовым потокам текущего года.

Во входящих платежах, кроме выручки за товары и услуги, присутствуют также компоненты сугубо финансовых транзакций, связанных с различными аспектами жизни предприятий, включая слияния и поглощения. Однако такого рода транзакции – разовые явления, отмеченные значительным всплеском входящего потока платежей. В остальное время мы видим обычный пульс финансовой жизни отраслей.

Например, для отраслей, ориентированных на потребительский рынок, объем входящих платежей в нормальное время отмечается ростом в периоды высокого спроса и затиханием в периоды низкого спроса. Диапазон усредненных значений 2016–2019 гг. в периоды майских праздников и в преддверии Нового года обычно существенно возрастает – тем ярче видны аномалии текущего года: на графиках (см. ниже) красная линия, отмечающая усредненный уровень входящих финансовых потоков в текущем году, не повторяет контур серой области, показывающей, как обычно распределяются во времени усредненные входящие потоки, а идет своим курсом, обусловленным реалиями коронакризиса. Так, на этом графике мы видим неожиданный пик в конце марта, связанный с ажиотажным спросом на продукты в начале карантина.

Графики исходящих платежей отражают расходную часть финансовой жизни предприятий и корпораций, и здесь также можно проследить пульсацию рынков, но она уже будет определяться технологическими циклами, форматом расчета с поставщиками и выплатами налогов. Превышение значений текущего года может говорить о необычном для данного времени наращивании производственной активности, росте закупок промежуточных товаров, – как это видно из графика исходящих платежей в пищевой промышленности во время первой волны коронавирусной инфекции.

Методика, разработанная в департаменте исследований и прогнозирования Банка России, позволяет отслеживать эти данные по каждому из 86 видов деятельности общероссийского классификатора видов экономической деятельности – ОКВЭД 2 (подробнее с методологией можно ознакомиться здесь – .pdf). Помимо отраслевых индикаторов, мы разработали индикаторы для экономики в целом и для укрупненных групп отраслей по их ориентации на категории конечного спроса (таким как, например, отрасли, ориентированные на потребительский спрос, ориентированные на внешний спрос, отрасли инвестиционного спроса и отрасли государственного потребления).

Отраслевые результаты

Анализ отраслевых финансовых потоков наглядно показал как масштабы, так и неоднородность влияния кризиса на разные отрасли экономики. Так, в наиболее пострадавшей сфере туризма на пике кризиса, в апреле – мае 2020 г., среднедневной поток входящих платежей едва достигал 10% от допандемического уровня февраля – марта 2020 г. и упал более чем на порядок в сравнении со средним значением апреля – мая предыдущих четырех лет. После некоторого восстановления летом – в начале осени, к началу декабря финансовые потоки в туризме остаются в 2–3 раза ниже уровней 2016–2019 гг.

В некоторых отраслях, напротив, наблюдался устойчивый рост входящих финансовых потоков – как, например, в производстве лекарственных средств и материалов (см. графики).

На пике коронакризиса, на неделе с 30 марта по 3 апреля, снижение входящих финансовых потоков наблюдалось в 79 из 86 видов деятельности. Из семи отраслей, которые в эту неделю не испытали снижения поступлений, только четыре, по нашим оценкам, устойчиво держались на плаву весь период пандемии: производство лекарственных материалов, где среднее положительное отклонение от «нормального» уровня – то есть превышение этого уровня – составило 28%, производство текстильных изделий (21%), производство пищевых продуктов 8%, а также финансовые услуги (11%).

Наибольшее число отраслей с положительным недельным отклонением от нормального уровня (50 отраслей) было отмечено в конце июня – начале июля. В последнее время чуть меньше половины отраслей показывают положительное недельное отклонение, например, на последней полной неделе ноября (23–27 ноября) их число составило 42, или 48,8% от 86 классов ОКВЭД 2.

В обычное время к концу года накапливается ценовой эффект, поэтому для большинства отраслей, как и для общего показателя по экономике в целом, характерен рост превышения уровня входящих финансовых потоков начала года. Другими словами, приближение недельных показателей к «нормальному» уровню начала 2020 г. не позволяет говорить о полноценном восстановлении экономики.

Устойчиво ниже «нормальных» уровней финансовых потоков весь период наблюдений держатся наиболее пострадавшие отрасли, которые условно можно поделить на три группы. Во-первых, это услуги, связанные с непосредственным общением или присутствием большого числа людей: деятельность туристических агентств, где среднее недельное отклонение с марта по ноябрь составило минус 73%; деятельность в области искусства и организации развлечений (минус 47%), деятельность библиотек, архивов, музеев и прочих объектов культуры (минус 47%), производство кинофильмов (минус 37%).

Вторую группу образуют отрасли, ориентированные на внешний спрос и подверженные влиянию негативной внешней конъюнктуры, сложившейся на мировых энергетических и сырьевых рынках в период апреля – октября 2020 г.: добыча сырой нефти и природного газа (минус 37%), металлургическое производство (минус 32%), добыча угля (минус 28%). Третью группу можно условно определить как инвестиционные виды товаров и услуг: сюда входят деятельность в области архитектуры и инженерно-технического проектирования (минус 41%), а также аренда и лизинг со средним за весь период наблюдений падением недельных входящих платежей на 28%.

Общий индикатор экономики

Отклонение входящих финансовых потоков на уровне экономики в целом используется в качестве индикатора общей экономической ситуации.

На пике кризиса отклонение от «нормального» уровня превышало 25%. К началу ноября оно практически исчезло – потоки платежей восстановились. Это означает, что на уровне экономики в целом входящие финансовые потоки по всем классам ОКВЭД 2, взвешенные с учетом доли каждой отрасли в валовой добавленной стоимости, вышли на средний уровень начала года. Другими словами, в целом в экономике России уровень доступных финансовых средств вернулся к уровню начала года.

Однако это, как говорится, средняя температура по больнице: коронакризис спровоцировал беспрецедентную перестройку на отраслевом уровне, что нашло отражение в том числе и в неоднородности динамики платежей в разрезе отдельных групп отраслей, ориентированных на внутренний и на внешний спрос.

Особняком стоят отрасли, связанные с добычей и переработкой нефти. Сложное положение, в которое попали компании, работающие в этих отраслях, характеризовалось одновременными шоками падения мировых цен на энергоресурсы и добровольными ограничениями в рамках сделки ОПЕК+. Это привело к тому, что поток входящих платежей снизился в среднем на 37% в добыче сырой нефти и природного газа и на 22% в производстве кокса и нефтепродуктов. Для наглядного выделения эффектов, связанных с изменением внешней конъюнктуры, эти группы отраслей были выделены из общей суммы для экономики в целом (см. график).

Отметим, что особенная ценность показателя отраслевых финансовых потоков связана с опережающими свойствами при оценке динамики ВВП непосредственно в период резких колебаний экономической активности. Например, резкое проседание финансовых потоков в кризисный период указывает на нарастание финансовых проблем в отрасли, которые показатели производства могут не отражать столь же оперативно.

Так, если сопоставить изменения финансовых потоков по крупным отраслям с данными Росстата по динамике валовой добавленной стоимости (ВДС) в II квартале 2020 г., на который пришлась наиболее острая фаза кризиса, то можно обратить внимание на достаточно высокую корреляцию между данными показателями (парная корреляция составила 56%).

Анализ и прогноз

Каким же образом мы можем извлечь из данного результата прикладную пользу в прогнозировании экономической динамики? С одной стороны, выявленная тесная взаимосвязь между изменениями финансовых потоков с ВДС в кризисный эпизод указывает, что индикатор может служить в качестве опережающего с достаточно высокой степенью достоверности.

С другой стороны, достаточно хорошими опережающими свойствами обладают и целый ряд краткосрочных показателей деловой активности из официальной статистики, несмотря на наличие лага в их публикации (например, ежемесячные данные по промышленному производству, розничному товарообороту, занятости, кредитованию), и общеизвестные опросные показатели (прежде всего, индексы PMI). Каждый из этих показателей имеет свою специфику: например, в большей степени оценивает экономическую динамику на стороне предложения и в меньшей – на стороне спроса, или же наоборот – индикатор хорошо отражает состояние потребительской активности как фактор спроса, но при этом не охватывает должным образом промежуточный и инвестиционный спрос, а также факторы на стороне предложения.

В то же время в связке подобные индикаторы могут удачно дополнять друг друга при краткосрочном прогнозировании ВВП. Во многом поэтому мировой опыт эмпирических исследований подтверждает, что качественные краткосрочные оценки ВВП формируются скорее путем комбинирования оперативных индикаторов деловой активности, нежели использования какого-либо одного из них.

Следует помнить и о том, что отраслевые финансовые потоки являются не реальными величинами, а номинальными, влияние на которые в течение заданного периода времени может оказывать в том числе накопленный рост/снижение цен. Последнее заставляет максимально осторожно относиться к показателю межотраслевых платежей при попытке их проецирования на реальную деловую активность в экономике.

Главная ценность высокочастотного показателя отраслевых финансовых потоков, помимо его оперативности, заключается в возможности формировать практически в режиме реального времени достоверную содержательную картину текущей экономической динамики на уровне отраслей. Именно наличие такого понимания, в противовес простому попаданию прогноза в фактические данные по ВВП (публикующиеся не только с лагом, но и с последующими пересмотрами), имеет первоочередную важность для центрального банка в момент принятия решений по денежно-кредитной политике.

Проиллюстрируем этот тезис на конкретном примере использования данных о финансовых потоках в период коронакризиса. Анализ ежедневных данных об отраслевых финансовых потоках помог практически в режиме реального времени выявить первые признаки наметившегося тренда на восстановление деловой активности в целом ряде отраслей обрабатывающего сектора еще в мае, когда краткосрочные данные официальной статистики фиксировали формальное прохождение экономикой дна спада. В частности, в некоторых отраслях, восстановительный рост в которых официальной статистикой стал фиксироваться только в июне, финансовые потоки начали демонстрировать умеренный рост уже в мае.

При этом данные в реальном времени отражали и распространение негативных эффектов из отраслей, деятельность которых была серьезно ограничена или приостановлена прямыми ограничениями в рамках борьбы с распространением коронавируса, на смежные отрасли через уменьшение платежеспособного спроса на их продукцию. Оперативные данные по платежам на уровне отдельных классов ОКВЭД 2 позволили в режиме ежедневного мониторинга отделить наметившиеся положительные тенденции в отдельных отраслях обрабатывающей промышленности от спада в добывающем секторе и смежных с ним отраслях вследствие введенных с 1 мая ограничений на добычу нефти в рамках соглашения ОПЕК+.

Таким образом, к решению по денежно-кредитной политике на совете директоров в середине июня Банк России располагал информацией о начале постепенного восстановления в отдельных сегментах экономики и его масштабах, а также об отраслях, которые выступали как основными драйверами данного восстановления по мере постепенного снятия ограничительных мер, так и, наоборот, начали испытывать на себе негативные вторичные эффекты от ограничений. Такого рода детализированную информацию об экономической динамике на уровне отраслей было бы проблематично настолько своевременно получить на базе других имеющихся оперативных индикаторов и тем более из официальной статистики.

Отраслевые финансовые потоки достаточно быстро восстанавливались к докризисному уровню в течение большей части лета благодаря кратковременному положительному импульсу от снятия большей части введенных весной ограничительных мер. Но восстановление в целом носило достаточно неоднородный характер: достаточно уверенный рост в потребительских отраслях сопровождался гораздо более умеренным восстановлением в отраслях инвестиционного спроса при сохранении пониженных объемов платежей в отраслях промежуточного спроса и экспортно ориентированных отраслях, а также наиболее пострадавших от последствий пандемии отраслях. Подобная картина отражает процесс опережающего закрытия отрицательного разрыва выпуска в отраслях потребительского спроса по мере постепенного восстановления экономики. В свою очередь, неоднородный характер разрыва выпуска в отраслях является важным фактором, который необходимо учитывать центральному банку при оценке баланса проинфляционных и дезинфляционных рисков в рамках принимаемых решений по денежно-кредитной политике. 

На данный момент было бы крайне преждевременным говорить об устойчивом выходе из кризиса с учетом сохраняющейся внешней неопределенности, а также значимого по масштабам и продолжительного по времени действия вторичных эффектов от весенних ограничительных мер. Например, только четыре вида деятельности оставались в положительной области недельных отклонений за все три осенних месяца: производство пищевых продуктов, производство текстильных изделий, деятельность профессиональная научная и техническая, деятельность ветеринарная.

С сентября-октября в целом объем межотраслевых платежей стабилизировался вблизи докризисных уровней – что, с одной стороны, указывает на ослабление экономической динамики в IV квартале по сравнению с III кварталом 2020 г. на фоне ухудшения эпидемической ситуации, с другой – текущее замедление роста экономики остается сдержанным благодаря более точечному характеру ограничительных мер. Можно ожидать, что постепенное прохождение осеннего всплеска заболеваемости позволит экономике вернуться к наметившемуся постепенному восстановительному росту в первой половине 2021 г.

Результаты работы с данными НПС в текущей версии – это только начало пути в использовании высокочастотных данных для анализа экономической активности. С точки зрения практических выводов для политики сфера применения результатов мониторинга платежей представляется достаточно обширной: она поможет не только в оперативном анализе состояния деловой активности, баланса кратко- и среднесрочных рисков для ценовой динамики, но и в долгосрочных исследованиях реального и финансового сектора.