Прямые денежные выплаты населению позволяют поддержать потребление в кризис, смягчая удар для экономики. Каждый $1 начавшихся выплат американским семьям увеличил их потребление на $0,29, в первые дни расходы возросли в 1,5–2,5 раза, показало исследование.
14 мая 2020   |   Ольга Кувшинова Эконс, Власта Демьяненко Эконс

Денежные выплаты населению – один из инструментов, используемых правительствами в ответ на рецессии: эти платежи призваны смягчить последствия кризиса за счет мультипликативного эффекта – когда домохозяйства увеличивают потребление, это ведет к увеличению производства и занятости. Эффективность же подобных фискальных стимулов зависит от предельной склонности домохозяйств к потреблению (marginal propensity to consume, MPC) – это показатель, который определяет, на сколько выросли расходы потребителя в ответ на увеличение его располагаемого дохода. Значение показателя может составлять от 0 до 1.

Принятый в конце марта в США 2020 CARES Act предполагает, что на «коронавирусные» выплаты населению и бизнесу направляется $2 трлн. Этот стимулирующий пакет включает в себя в том числе прямые денежные выплаты домохозяйствам, по $1200 каждому взрослому и по $500 на ребенка (при годовом индивидуальном доходе до $75000; если он больше – выплата меньше, при годовом доходе от $99000 выплат нет). Критерию получения прямых денежных выплат соответствует абсолютное большинство американцев (см. врез). Выплаты начались 9 апреля, и разница между потребительским поведением тех, кто их получил, и тех, кто еще не получил, радикальна, выяснили Скотт Бейкер из Школы менеджмента Келлога (Kellogg School of Management) и его соавторы. Но при этом существенно различается и реакция получателей в зависимости от их материального положения.

В течение только первых 10 дней MPC получивших денежную поддержку составил в среднем 0,29, то есть в ответ на каждый $1 стимулирующих выплат получатели увеличили расходы на $0,29, что статистически и экономически значимо. Расходы возрастали моментально, в день получения выплаты, и были направлены в основном на самое необходимое – покупку продовольствия и бытовых товаров, оплату аренды и счетов. Во время пандемии получатели выплат тратят быстрее и больше, чем во время кризиса 2008–2009 гг., когда на первоочередные расходы американцы направили 12–30% полученной антикризисной помощи в течение первых трех месяцев, сравнивают исследователи.

Получатели выплат

Для исследования Бейкер и его соавторы использовали информацию о денежных транзакциях пользователей мобильного приложения SaverLife, которое помогает копить деньги и предоставляет бесплатные финансовые консультации. Большинство пользователей привязывает к приложению свой основной банковский счет.

Пользователи этого приложения, как правило, небогаты – средний годовой доход в выборке (см. врез) составляет около $25000. У большинства крайне низкий баланс счета – медианная сумма остатков составляла лишь $141. К 28 апреля около 28% пользователей, вошедших в выборку, получили на свой счет стимулирующую денежную выплату от правительства.

До получения поддержки типичный получатель в выборке исследователей тратил менее $100 в день, в первые дни после получения выплаты расходы возрастали до $150–250 в день.

По каждой из изучаемых категорий расходов – продукты питания, оплата жилья и счетов, товары для дома – траты возрастали на $50–75 в течение трех дней, на товары длительного пользования – на $20. В целом в первый же день получения выплаты и девять следующих дней люди в ответ на каждый полученный $1 увеличивали ежедневные расходы на $0,25–0,35.

Данные SaverLife позволили исследователям также разделить его пользователей на группы в зависимости от уровня дохода, глубины его падения и размера «подушки безопасности» – объема средств на счете, – чтобы сравнить потребительскую реакцию на получение помощи у людей с разным материальным положением.

Ожидаемо, самая высокая предельная склонность к потреблению оказалась у получателей с наименьшим доходом и с наибольшим его падением. Пользователи, зарабатывающие менее $1000 в месяц, при получении выплаты тратили вдвое больше, чем зарабатывающие $5000 и более. У тех, у кого доход во время пандемии не изменился, MPC составил 0,15; у кого доход сократился наполовину и более – 0,25.

Но сильнее всего разница в масштабе эффекта выплат зависела от размера баланса получателя денежной помощи. Те, у кого к апрелю на счете оставалось менее $500, тратили больше всех: в среднем дополнительные $0,4 на каждый $1 полученной поддержки. Уровень расходов тех, у кого на счете было более $3000, при получении денежной выплаты практически не изменился.

Отклик на фискальные стимулы широк, но неоднороден, и наибольший эффект сейчас дают выплаты тем, у кого меньше всего сбережений, заключают исследователи. Текущий кризис отличается от всех предыдущих еще и стремительностью развития: у людей фактически не было времени сократить расходы и начать экономить, чтобы подготовиться к локдаунам и снижению или потере дохода, объясняют авторы исследования. Результаты исследования, надеются они, могут быть приняты во внимание при принятии решений о возможных следующих шагах в беспрецедентной ситуации, с которой столкнулась экономика.

В то же время, указывают авторы, при принятии решений о таргетированных выплатах нужно учитывать возможные поведенческие эффекты. Например, пособия по безработице могут увеличивать ее продолжительность: сейчас около 40% лишившихся работы получают по CARES Act выплаты, превышающие размер предыдущего заработка, что может затруднить восстановление занятости после локдаунов. Точно так же адресность антикризисных выплат тем, кто имеет мало накоплений, может дестимулировать сбережения.

В 2008–2009 гг. антикризисные выплаты в США (до $600 на человека и по $300 на ребенка) помогли поддерживать спрос на протяжении нескольких месяцев, в течение первых трех американцы потратили 50–90% полученной от государства поддержки на покупку товаров длительного пользования, прежде всего транспортных средств. Во время пандемии из-за локдаунов доступность этих товаров ограничена, как и возможность пользоваться ими, отмечают авторы, и основные расходы направлены на текущие нужды, включая возросшие траты на доставку еды из продолжающих работу ресторанов.