Современные опросы помогают экономистам «проникнуть» в сознание людей: выясняется, что представления людей об экономике часто существенно расходятся с реальностью, что в конечном счете может вредить экономической политике, считает профессор Гарварда Стефани Станчева.
7 октября 2020   |   Ирина Рябова Эконс, Маргарита Лютова Эконс

Почему экономистам необходимы опросы даже при наличии огромных массивов данных, как представления людей об экономике соотносятся с реальностью и можно ли их поменять: «Эконс» публикует выдержки из лекции профессора экономики Гарвардского университета Стефани Станчевой, которую она прочитала 6 октября в рамках Гостевого цикла лекций Лектория РЭШ.

– Мы используем широкомасштабные социально-экономические опросы и эксперименты, с помощью которых пытаемся понять, что люди думают, как позиционируют себя в обществе и как они в нем функционируют, как они видят и оценивают социальные и политические проблемы, как формируют свои взгляды и убеждения. Опросы очень важны, потому что позволяют обнаружить то, чего нельзя найти в стандартных данных, вне зависимости от того, насколько эти данные полные и качественные.

Стандартных методов, которые мы используем в экономических исследованиях – например, когда делаем выводы о предпочтениях на основе наблюдаемого поведения, – в определенный момент уже недостаточно. Наша цель – увидеть невидимое.

Раньше опросники часто содержали вопросы об уровне дохода или объеме пособий, но сейчас можно получить эти сведения напрямую из данных, например, административных и налоговых баз, данных социального страхования и компаний. Однако остаются неосязаемые вещи, которые нельзя обнаружить, даже используя расширенный объем данных, а современные опросы и эксперименты позволяют нам, можно сказать, проникнуть в сознание человека.

Представления о неравенстве возможностей

Исследование, посвященное межпоколенческой мобильности и представлениям людей о ней, мы выполнили вместе с моим коллегой по Гарварду Альберто Алесиной – к сожалению, он скончался в этом году – и с Эдоардо Тесо из Северо-Западного университета. Опросы проводились в США, Великобритании, Франции, Италии и Швеции. Мы начали с определения стереотипных взглядов, присущих американцам и континентальным европейцам.

Принято считать: американцы верят в то, что экономическая система справедлива, верят в «американскую мечту», подразумевающую, что любой, если будет активно трудиться, сможет добиться успеха, а бедным становится тот, кто не смог воспользоваться выпавшим ему шансом. И что, наоборот, в сознании европейцев экономическая система несправедлива, богатство зависит от семейных связей и накоплений, а бедность – это во многом результат неспособности общества помочь нуждающимся. В опросе World Values Survey, а это большое международное исследование, мы также видим, что 70% американцев и только 35% европейцев верят, что можно продвинуться по социальной лестнице, если напряженно работать. Однако есть новые данные, которые показывают, что реальность не совсем соответствует таким представлениям.

Мы попытались выяснить, что люди на самом деле думают о межпоколенческой мобильности в их странах: как, по их мнению, можно продвинуться по социальной лестнице, справедлива ли экономическая политика, какую роль играют собственные усилия людей в достижении успеха, какие меры могут помочь в сокращении неравенства возможностей и неравенства по доходам.

Оказалось, что, например, американцы переоценивают вероятность осуществления «американской мечты», то есть возможности переместиться из самой нижней доходной категории на самый верх. Респонденты считают, что вероятность этого – около 12%, тогда как в действительности, согласно данным, она составляет 7,8%. Европейцы, наоборот, настроены пессимистично, хотя в реальности вероятность осуществить «американскую мечту» в Западной Европе выше, чем в США, и составляет около 11%. При этом в штатах США с наиболее низкими фактическими уровнями социальной мобильности люди переоценивают вероятность осуществить «американскую мечту» сильнее всего – в некоторых штатах воспринимаемые шансы вдвое выше реальных. И наоборот, в штатах, где в реальности шансы достичь верха выше средних, люди недооценивают эту вероятность или переоценивают ее в значительно меньшей степени.

Вопрос в том, как у людей формируются представления, которые так сильно расходятся с окружающей их реальностью. Наши исследования показали, что одним из наиболее значимых факторов оказываются политические взгляды. Люди левых взглядов и в США, и в разных странах Европы оценивают межпоколенческую мобильность более пессимистично, правых – верят в равенство возможностей и в возможность стать теми людьми, которые «сделали себя сами».

«Поляризация реальности»

Восприятие мобильности влияет на отношение к перераспределению. Чем пессимистичнее участники опросов оценивали возможности социального подъема, тем больше они выступали за повышенное налогообложение самых обеспеченных слоев, увеличение социальных пособий и т.д. Оптимисты демонстрировали обратную зависимость. Если попытаться поменять представления респондентов о межпоколенческой мобильности, например, показав им, что в реальности ситуация довольно печальная, то люди начинают больше поддерживать перераспределительные меры – даже если начинают воспринимать социальную мобильность более пессимистично только в ходе эксперимента.

Еще один исследовательский проект был посвящен тому, как люди понимают определенные виды политики перераспределения, а именно – налоговую политику. Мы пытались проанализировать, какие ментальные модели люди используют, думая о налоговой политике, что именно они знают об этом, на какие аргументы опираются. Это важно понимать, чтобы знать, насколько справедлива система налогообложения, кто платит больше всего налогов и кто получает от этого максимальную выгоду.

Оказалось, главное, что волнует людей применительно к налоговой политике и влияет на то, поддерживают ли они эту политику, – это вопрос справедливости налогообложения, а также того, кто именно получит выгоду от перераспределения. При этом вопрос эффективности налоговой системы играет в сознании людей вовсе не главную роль.

Но опросы показали, что «справедливость – в глазах смотрящего» и во многом отношение к налоговой политике также определяется политическими взглядами. Разница между левыми и правыми очень велика, хотя и те и другие по-своему озабочены справедливостью налоговой системы. Так, правые больше думают о правительственных расходах, а левые – о вопросах перераспределения и неравенства. «Поляризация реальности» у людей разных политических взглядов возникает даже по отношению к фактам о налоговой системе: на вопросы о действующих ставках по налогам, размере налоговой нагрузки для разных категорий населения и т.п. они отвечают по-разному, хотя эти сведения легко найти в интернете – таким образом, люди на разных концах политического спектра живут в разных экономических реальностях.

С точки зрения экономиста, важнейшее расхождение взглядов людей с реальностью – это искаженные представления о том, как работает экономика и экономическая политика. Необходимо, чтобы граждане страны были хорошо информированы и хорошо понимали, какие последствия будут иметь те или иные меры. Для этого нужно, чтобы люди раньше начинали изучать экономику, – сейчас многие получают экономические знания только в университете, но это меньшинство людей, а экономика влияет на повседневную жизнь каждого из нас.

Людям необходимы инструменты, чтобы оценить, что для них наиболее выгодно и что произойдет в экономике в целом, если они поддержат ту или иную экономическую программу политиков. Реформа образования требует времени, но уже сейчас мы можем предоставлять людям полезную информацию – главное, чтобы она исходила от организации, не подверженной политическому влиянию, и это задача как раз для академических экономистов, которые проводят независимые исследования.

14 октября в рамках Гостевого цикла лекций Лектория РЭШ состоится онлайн-лекция «Аддиктивное поведение: жизнь в плену гаджетов» Адама Алтера, профессора маркетинга и психологии в Школе бизнеса Стерна Нью-Йоркского университета. Регистрация на лекцию доступна по ссылке.