Что могут сделать центробанки и регуляторы для перехода к зеленой экономике: служить примером, используя зеленые инструменты в своих операциях, учитывать результаты климатических стресс-тестов в своих требованиях к банкам и развивать зеленое финансирование.
7 июля 2021   |   Михаил Оверченко

Участники конференции «Зеленый лебедь», организованной в июне Банком международных расчетов (BIS), Банком Франции, МВФ и Организацией по повышению экологичности финансовой системы (Network for Greening the Financial System – NGFS), объединившей вокруг зеленой повестки центральные банки мира, постарались ответить на вопрос, какие практические шаги для управления рисками, связанными с изменением климата, могут немедленно предпринять участники финансового сектора.

Это продолжение обзора конференции «Зеленый лебедь». Начало можно почитать здесь.

Подходит ли регуляторам роль садовника

Вопрос о конкретных действиях наталкивается на другой – насколько они укладываются в полномочия регуляторов. С одной стороны, по словам спецпосланника ООН по борьбе с изменением климата и финансам, а также бывшего председателя Банка Англии Марка Карни, необходимо сформировать ситуацию, в которой «изменение климата учитывается в каждом финансовом решении»: для этого нужно формировать навыки климатического риск-менеджмента и активно внедрять климатические стресс-тесты.

С другой стороны, основные инструменты по борьбе с изменением климата находятся в руках правительств, располагающих наиболее эффективными инструментами – в частности, они могут вводить углеродную цену или налог, отметил председатель Национального банка Швейцарии Томас Джордан. В государственных планах перехода, по мнению Джордана, также должны определяться потенциальные активы с сомнительной стоимостью (так называемые stranded assets, в число которых может быть включено и ископаемое топливо) и те, кто пострадает из-за отказа от них, – это тоже будет определять поведение потребителей и инвесторов.

Центробанки могут выявлять недостатки, в том числе в стандартах отчетности, в используемых банками и компаниями данных, которые сейчас зачастую плохо сравнимы друг с другом или не раскрывают необходимых рисков, но они не должны активно указывать банкам, что тем надлежит делать, считает Тимо Леуттюниеми, генеральный директор Государственного пенсионного фонда Финляндии. Здесь есть риск – такой же, как если бы банк говорил заемщику, что ему делать с полученным нецелевым кредитом, отметил он: «Конкретные решения должны принимать акционеры, совет директоров – они делают стратегический выбор, регуляторы же должны обеспечивать прозрачность и раскрытие информации».

По этим причинам ФРС США сейчас не учитывает напрямую изменение климата в своей денежной политике – борьбу с ним должны вести выбранные должностные лица, сказал председатель ФРС Джером Пауэлл: «Мы не проводим климатическую политику как таковую и не пытаемся этого делать». Вместе с тем, он считает крайне важным учет климатических рисков и климатический сценарный анализ, который, в частности, повышает информированность институтов, самих руководителей и экспертов центробанка, а также может показать, какие наборы мер могут быть полезны для борьбы с изменением климата и нивелирования его негативных последствий.

Несмотря на то, что мандаты центробанков ограничены, в рамках своих полномочий они все-таки могут предпринимать определенные действия. Участники конференции выделили следующие основные направления:

  • собирать и анализировать информацию, предоставлять данные правительству (тем самым центробанки могут вносить вклад в формирование общей государственной политики в области климата);

  • использовать коммуникации как инструмент для информирования участников финансового сектора и общества в целом о климатических рисках и мобилизации поддержки с целью принятия активных мер;

  • служить примером: оценивать углеродный след в активах на своем балансе, использовать зеленые инструменты в финансовых операциях;

  • способствовать развитию зеленого финансирования;

  • учитывать климатические риски при оценке стабильности финансовой системы, проводить климатические стресс-тесты, предъявлять основанные на их результатах требования к банкам и другим финансовым организациям;

  • налаживать международную координацию.

Как озеленить балансы центробанков

У банковских регуляторов есть все основания для активных действий, уверен Пабло Эрнандес де Кос, председатель Базельского комитета по банковскому надзору (а также руководитель Банка Испании): изменение климата несет риски для финансового сектора (как физические, так и риски перехода), то есть представляет угрозу для финансовой стабильности на глобальном уровне. Поэтому регуляторы должны гарантировать, что банки готовы выявлять климатические риски, измерять и смягчать их последствия. «То есть мы должны защищать банки от изменений климата, а не бороться с ним непосредственно. В конечном итоге, защитив балансы банков, мы внесем вклад в переход к низкоуглеродной экономике», – уточнил он.

Кроме того, меры, предпринимаемые для такого перехода, могут сказаться на макроэкономической и ценовой стабильности, поэтому учет климатических рисков опосредованно может повлиять и на денежную политику – для этого необходимо развивать аналитические инструменты и модели. Изменение климата повлияет и на стоимость активов, в том числе тех, что центробанки держат на своих балансах либо принимают в обеспечение по операциям рефинансирования. И это тоже необходимо учитывать в денежной политике, считает Эрнандес де Кос.

По мнению президента Европейского центрального банка Кристин Лагард, центробанки не исполнят свои обязательства, если не будут учитывать климатические риски в части:

  • понимания и измерения инфляции, потому что на нее обязательно повлияет усиление экономической волатильности;

  • влияния этих рисков на трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики, поскольку они наверняка скажутся на финансовой стабильности;

  • их воздействия на активы, которыми центробанки владеют, которые они покупают и держат в качестве обеспечения.

Полномочия центробанков и международных финансовых институтов различаются, отметила член совета управляющих Бундесбанка Сабин Маудерер. NGFS провела исследование мандатов 107 центробанков и составила набор инструментов, чтобы центробанки и банки развития могли выбрать, какие в наибольшей степени соответствуют их полномочиям, рассказала она: например, целевое зеленое финансирование возможно не во всех юрисдикциях, но Европейский инвестиционный банк, KfW в Германии, центробанки в Бангладеш и на Фиджи его уже осуществляют.

Центробанки должны показывать пример, внести критерии устойчивого развития и ответственного инвестирования в собственные программы управления ценными бумагами, уверен Мишель Альетта, почетный профессор экономики Университета Париж Х – Нантер: «Портфели центробанков, как и других финансовых инвесторов, забиты облигациями компаний с углеродоемким бизнесом».

Пока лишь несколько центробанков, включая Банк Англии, попытались рассчитать углеродный след собственных действий в рамках проводимой денежно-кредитной политики, отметил Альетта.

Поставщики капитала – банки, управляющие активами, пенсионные фонды и, в конечном счете, общество, – а также потребители капитала, то есть компании, должны быть объединены экологической повесткой, указал Эдди Ю, генеральный директор Денежно-кредитного управления Гонконга. Чтобы этого добиться, оно включает критерии, связанные с ESG (экологией, социальной ответственностью, качеством корпоративного управления) в процесс принятия инвестиционных решений при формировании валютных резервов.

Денежно-кредитное управление Гонконга было одним из первых инвесторов в зеленые облигации еще около шести лет назад. «Если долгосрочные доходы, скорректированные с учетом риска, у зеленых и прочих инвестиций сопоставимы, мы отдадим предпочтение первым», – пояснил Эдди Ю. Помогает и правительство Гонконга, запустившее огромную программу эмиссии зеленых бондов, средства от которых идут на повышение энергоэффективности зданий, сбор и переработку отходов и другие подобные проекты. Таких бумаг выпущено уже на $3,5 млрд, правительство планирует увеличить размер программы вдвое до $24 млрд и намерено выпускать зеленые бонды для розничных инвесторов, чтобы укрепить в обществе понимание необходимости перехода к низкоуглеродной экономике, объяснил Эдди Ю.

Сабин Маудерер предлагает центробанкам подумать о том, чтобы принимать в качестве обеспечения или скупать в рамках программ денежного стимулирования только те бумаги, эмитенты которых раскрывают значимую информацию о своем влиянии на окружающую среду, такую как уровень выбросов парниковых газов и меры по их сокращению. Это, по ее мнению, окажет влияние на рынки и даст нужный сигнал его участникам. В этом есть определенная сложность, считает Джордан из ЦБ Швейцарии: зеленый переход – долгий процесс, центробанкам нельзя отказываться от всех «не зеленых» инструментов, ведь некоторые отрасли еще долго будут углеродоемкими.


Влияние погоды на финансовую урожайность

Климатические стресс-тесты – одно из важнейших направлений деятельности центробанков по обеспечению финансовой стабильности. Элен Рей, профессор экономики Лондонской школы бизнеса, рассказала о проблемах, которые выявил Банк Франции, недавно завершивший климатический стресс-тест банков и страховых компаний: в частности, оценить физические риски на основе имеющихся данных оказалось достаточно сложно. Для этого нужно знать, где именно компания осуществляет свою экономическую деятельность и, по возможности, где расположены предприятия из ее цепочки поставок, но зачастую столь подробной информации компании не предоставляют.

Внимание на эту проблему обратила и Эмили Маццакурати, глобальный директор по климатическим решениям агентства Moody's: учет физических рисков, их географическая локализация очень важны. Необходимо, чтобы компании четко показывали в отчетности, где они работают, где расположены их основные предприятия, откуда идет основная выручка, – сейчас подобная информация раскрывается крайне неравномерно.

Еще одна проблема связана с тем, что компании сложно разделить по видам деятельности, на которые влияют или не влияют климатические риски, и провести корпоративную климатическую классификацию. При оценке же рисков перехода требуется учитывать, в частности, темпы и характер технологических изменений, относительно которых нет определенности.

Кроме того, при материализации климатических рисков страховщики с большой вероятностью повысят премии и/или сократят страховое покрытие, а это важный фактор для инвестиций в нефинансовые компании и, следовательно, для кредитных портфелей банков. Но на долгосрочном горизонте очень сложно спрогнозировать, чем это обернется: по мере продвижения к зеленой экономике могут возникнуть новые отношения и взаимосвязи, например, между банками и страховщиками, а новые факторы, которые сейчас «не видны».

Удобрения для чистых технологий

Зеленое финансирование и финансовые рынки могут внести существенный вклад в переход к зеленой экономике, но для регуляторов важно предпринять меры для борьбы с таким распространенным сейчас явлением, как гринвошинг – использованием якобы зеленых мероприятий в маркетинговых целях, а не для реальной борьбы с изменением климата, отметил генеральный директор BIS Агустин Карстенс. Для этого, по его мнению, необходимо разработать: 1) таксономию для климатического перехода и соотнести ее с конкретными целями этого перехода; 2) стандарты, которые позволят инвесторам точно понимать, какие конкретно экологические выгоды могут принести активы, называемые зелеными; 3) процессы сертификации и подтверждения того, что обещанные выгоды действительно достигнуты.

Финансирования отдельных зеленых секторов недостаточно, для обеспечения устойчивого развития необходимо улучшать ситуацию во всей экономике, и помочь в этом может в том числе комбинированное финансирование, считает Рави Менон, управляющий директор Денежно-кредитного управления Сингапура: «Рисков очень много – риски контрагента, риски геополитические, риски, связанные с новыми технологиями, из-за чего многие зеленые проекты представляются экономически необоснованными». Поэтому государство должно предоставить базовое финансирование и покрытие рисков, что позволит привлечь средства от частного сектора, финансовых институтов, международных организаций, банков развития, благотворительных фондов, считает Менон.

Мишель Альетта предложил такую схему: компания, подтвердившая сокращение выбросов углекислого газа, получает от независимого экспертного агентства сертификат, который передает банку-кредитору в зачет части долга, а тот – центробанку в залог по репо. Стоимость сертификата должна основываться на углеродной цене, которая должна постоянно повышаться к середине века. Таким образом сертификаты станут активом с прогнозируемой ценой, их можно объединить в обеспеченные облигации, которые будут интересны фондам, следующим долгосрочным стратегиям ответственного инвестирования.

Денежно-кредитное управление Гонконга помогает правительству страны в организации схем финансирования по предоставлению компаниям, реализующим зеленые проекты, субсидий для снижения стоимости заемного капитала (это особенно подходит небольшим компаниям, для которых стоимость заемных средств может быть достаточно высокой). Подобный подход необходим и на глобальном уровне, считает Морис Обстфельд, профессор экономики Калифорнийского университета в Беркли и бывший главный экономист МВФ: чтобы сделать чистые источники энергии более дешевыми, чем ископаемое топливо, потребуются субсидии и смягчение правил ВТО по субсидированию.