Рост на рынке труда доли работников, меняющих работодателя, может способствовать инфляции. Массовая смена работы, получившая название «великой отставки», добавила к инфляции в США, ставившей в 2021 г. исторические рекорды, порядка одной пятой темпов роста, показало исследование.
22 февраля 2022   |   Власта Демьяненко Эконс

«Великая отставка» – массовый переток работников от одного работодателя к другому – оказала значимое влияние на ускорение инфляции в США, показало исследование Леонардо Мелози и Рассела Майлза из Федерального резервного банка Чикаго и Ренато Фаччини из Национального банка Дании.

Инфляция в США достигла в декабре 2021 г. 7% – последний раз она была выше только в 1981 г., а в январе 2022 г. разогналась до нового максимума в 7,5%. Среди причин ускорения называют несколько факторов на стороне как предложения, так и спроса (см. врез), но есть и еще одна – резко увеличившаяся доля работников, переходящих с одной работы на другую: так, в ноябре 2021 г. число людей, добровольно сменивших работу, достигло в США 4,5 млн – это максимум за все 20 лет, в течение которых отслеживаются эти данные. Рост так называемой горизонтальной трудовой мобильности сопровождался ускорением роста зарплат и, по подсчетам Мелози и его соавторов, добавил в течение прошлого года около 1 п.п в общий рост инфляции в стране, который в среднем за 2021 г. составил 4,7%.

До сих пор главным фактором, влияющим на зарплаты, а через них – на инфляцию, считался уровень безработицы. В классических макроэкономических моделях эта связь отображается при помощи кривой Филлипса, которая показывает обратную корреляцию между безработицей и инфляцией. Однако такой подход игнорирует роль занятых работников, которые меняют работодателя, отмечают исследователи. Работы на данных последних десятилетий показывают заметную положительную корреляцию между трудовой мобильностью, номинальной зарплатой и инфляцией (например, здесь и здесь): как правило, за ростом числа добровольных увольнений с переходом на другую работу следует период более высоких зарплат и инфляции.

На первый взгляд, такая взаимосвязь может показаться странной: можно ожидать, что поиск занятыми работниками новой работы увеличивает предложение на рынке труда, а значит, рост числа ищущих работу должен понизить стоимость рабочей силы, пишут исследователи. На самом деле – наоборот: когда занятый работник находит работу в другой компании, его нынешний и потенциальный работодатели конкурируют друг с другом – решение работника сменить место запускает «зарплатное состязание» за него.

Компания, которая хочет переманить сотрудника, должна предложить ему зарплату выше; а если текущий работодатель хочет работника удержать, ему придется повысить зарплату. Рост доли занятых работников, ищущих новую работу, влияет и на зарплаты тех, кто не собирался менять место работы: работодателям приходится повышать зарплаты, чтобы оставаться конкурентоспособными на рынке труда. И в той степени, в какой увеличение зарплат не компенсируется ростом производительности, инфляция зарплат порождает инфляцию цен.

Эта взаимосвязь помогает объяснить сразу несколько загадок. Среди них – устойчиво низкая инфляция и очень скромный рост зарплат в предыдущем десятилетии, на конец которого пришелся рекордно низкий интерес занятых работников к поиску новой работы, и инфляционный всплеск, который экономика переживает сегодня, пишут исследователи.

Весной 2021 г., когда эксперты заговорили о «великой отставке», доля занятых работников, нашедших новую работу, резко возросла. Вскоре началось и ускорение темпов роста зарплат: по расчетам ФРБ Атланты, с 3,2% (трехмесячное скользящее среднее) в июне они превысили 4% в сентябре – впервые с 2008 г., а в январе 2022 г. превысили 5% – впервые с 2001 г.

«Плохая» и «хорошая» работа

Степень, в которой увеличение числа работников, ищущих работу, порождает инфляционное давление, зависит не только от их доли в общем количестве занятых, но и от уровня безработицы и уровня распределения рабочих мест в экономике с точки зрения производительности. Ищущие работу безработные представляют собой относительно более дешевую рабочую силу, потому что у них нет текущего заработка, на уровень которого они могли бы опираться в своих переговорах о зарплате. Поэтому при большом количестве безработных работодатели скорее предпочтут нанимать их, чем переманивать работников из других компаний. Аналогично, если большинство работников заняты низкопроизводительным трудом (исследователи называют такую работу «плохой»), а меньшая часть работников высокопроизводительна (обладатели «хорошей» работы), работодатели предпочтут низкопроизводительных.

В начале пандемии и доля безработных, нашедших работу, и доля занятых работников, которые перешли на новую работу, в США снизились. Правда, в первой группе падение было сильнее. После резкого роста безработицы занятость в США стала быстро восстанавливаться, поскольку на рынок труда возвращались те, кто потерял работу в разгар кризиса, и «плохие» рабочие места восстановились относительно быстро. Многие из этих работников оказались не удовлетворены новым местом и начали активно искать новые возможности, что поддержало создание «хороших мест». С середины 2020 г. доля занятых работников, нашедших новую работу, стала быстро расти. Вслед за этим стало расти инфляционное давление, создаваемое рынком труда, – если в феврале 2020 г. оно составляло менее 0,1% (как вклад в темпы инфляции), то в феврале 2021 г. выросло до 0,9%, а в мае 2021 г. до 1,1%, после чего несколько снизилось и оставалось близким к 1%, рассчитали авторы исследования.

Ответить на вопрос о том, сохранится ли инфляционное давление, созданное «великой отставкой», довольно сложно, поскольку на этот тренд, как и на ситуацию на рынке труда в целом, влияет сразу множество факторов, признают авторы. Данные последних 30 лет говорят о том, что склонность занятых работников искать новую работу контрциклична: она активизируется во время рецессий и снижается в периоды роста экономики. Поэтому, возможно, с восстановлением экономики массовые добровольные увольнения уйдут в прошлое. Интерес к смене работодателя снизится и в том случае, если он объясняется исключительно временными краткосрочными факторами: желанием работников получить условия труда, позволяющие сократить риск заражения и дающие возможность проводить больше времени с семьей или не работать в тех секторах, которые наиболее сильно пострадали от пандемии.

Однако с учетом того, что «великая отставка» – это еще и переоценка людьми своего отношения к работе в целом, инфляционное давление, связанное с ростом трудовой мобильности, может сохраняться длительное время. В пользу такого прогноза говорит и рост популярности удаленной работы, что расширяет возможности поиска нового работодателя вне зависимости от географического местоположения, признают исследователи.