Способы, которыми люди ищут работу, могут затягивать восстановление рынка труда после кризиса, показало исследование: в период высокой безработицы соискатели менее избирательны при выборе вакансий, что повышает издержки найма для фирм и ограничивает создание рабочих мест.
1 июня 2021   |   Ирина Рябова Эконс

Периоды экономических спадов, когда уровень безработицы повышается, могут рассматриваться как подходящее время для компаний, желающих вкладываться в человеческий капитал и привлечь наиболее талантливых и производительных сотрудников на максимально выгодных для работодателя условиях: предложение рабочей силы и переговорная сила работодателей резко возрастают. Однако экономическое восстановление после спада иногда происходит при сохраняющемся высоком уровне безработицы: явление, пугающее политиков по всему миру и получившее название jobless recovery, наблюдалось в США после каждой из трех предыдущих рецессий – 1990–1991 гг., 2001 г. и после глобального финансового кризиса.

Экономисты предлагают различные объяснения этого явления. Среди них, например, несовпадение навыков у ищущих работу и требований по имеющимся вакантным позициям, объясняющее, почему при большом количестве вакансий уровень безработицы не снижается (так, во время глобального финансового кризиса большинство потерянных рабочих мест в США и Великобритании были сосредоточены в строительном секторе, а появлявшиеся по мере восстановления экономик новые рабочие места – в сфере образования и здравоохранения). Другое объяснение – особые паттерны поведения некоторой части рабочей силы.

Еще одну версию предлагает в новом исследовании Никлас Энгбом, доцент Школы бизнеса Стерна при Нью-Йоркском университете: в периоды высокой безработицы большое число откликов на вакансию ведет к повышению стоимости найма, поскольку фирмам приходится тратить больше времени на выбор подходящего кандидата. В рамках этой версии стремление безработных направить как можно больше заявок на разные позиции, даже не совсем подходящие, становится фактором, влияющим на весь рынок труда и приводящим к ограничению найма: экономист назвал это явление «заразной безработицей» (contagious unemployment).

В своем исследовании Энгбом опирается на разработанную им модель поиска работы и сопоставляет ее с эмпирическими данными по рынку труда США – информацией из обзоров потребительских ожиданий (Survey of Consumer Expectations) 2013–2017 гг., составляемых ежемесячно Федеральным резервным банком Нью-Йорка на основе опросов примерно 1300 американских домохозяйств. Данные показывают, что при поиске нового места работы поведение безработных и тех, кто уже имеет работу, но хотел бы ее поменять, различается.

Модель, опирающаяся на теорию поиска равновесия, предполагает, что безработные и занятые принимают решение, насколько им сложно найти новую работу на общем рынке труда, выбирая из одного и того же набора предложений; фирмы, в свою очередь, решают, сколько им вакансий открыть. Когда работник узнает об открытой вакансии, он должен решить, насколько она ему подходит и следует ли подавать заявку с учетом затрат времени на этот процесс. Если он это делает, то фирма, в свою очередь, тратит временные ресурсы на проверку полученной заявки, принимая решение о соответствии работника вакантной позиции.

Безработные не имеют работы, и альтернативные издержки ее поиска для них низкие, что побуждает их подавать заявки на любые вакансии, чтобы повысить вероятность отклика работодателей. Анализ эмпирических данных показал, что оказавшиеся без работы отправляют в месяц в 10 раз больше заявок на вакансии по сравнению с работающими, однако вероятность отклика на одну заявку для них составляет менее 50%. Это может означать, что безработные претендуют на вакансии, для которых вряд ли подходят, считает автор.

Большая доля безработных соискателей влияет на решение компаний о создании рабочих мест по двум каналам. С одной стороны, безработные с большей вероятностью согласятся занять вакансию с более низкой зарплатой, что будет способствовать созданию рабочих мест. С другой стороны, вынужденная неразборчивость соискателей приводит к тому, что компаниям приходится тратить больше ресурсов на проверку того, подходит ли кандидат для нужной работы. В результате издержки найма для компаний повышаются, а стимулы создавать новые рабочие места снижаются.

Фактически стоимость найма растет вместе с уровнем безработицы, уменьшая стимулы фирм к увеличению найма, и его уровень падает настолько, что безработица остается стабильно высокой еще долгое время после первоначального всплеска увольнений, пишет Энгбом. Другими словами, сам кризисный всплеск увольнений обуславливает сохранение высокой безработицы и после кризиса. Автор отмечает, что в своем анализе он сосредоточился на периоде Великой рецессии (2007–2015 гг.), однако аналогичные результаты он заметил и для более ранних экономических спадов 1980–1982 гг. («двойной» рецессии), 1990–1991 гг. и 2001 г.

«Заразность» безработицы невольно могут поддерживать и сами компании, многие из которых в стремлении сократить стоимость найма используют программное обеспечение для отбора кандидатов. Стремление передать наем алгоритмам ведет к тому, что подходящие кандидаты не проходят «цифровую проверку», нанятые неподходящие вскоре снова оказываются в поиске работы, а работодатель – в поиске нового кандидата, и стоимость найма для фирм в итоге увеличивается.