Поддержка кредитования на фоне растущего числа дефолтов, умение справляться с кредитными рисками и рисками ликвидности, доступность финансирования в долларах – сейчас это ключевые условия устойчивости мировой финансовой системы, перечисляет Совет по финансовой стабильности.
16 апреля 2020   |   Ирина Рябова Эконс

Пандемия представляет собой беспрецедентный глобальный макроэкономический шок, толкающий мировую экономику в рецессию неопределенной величины и продолжительности, описывает ситуацию Совет по финансовой стабильности (Financial Stability Board). Это самое большое испытание для мировой финансовой системы после глобального финансового кризиса, фиксирует он в новом докладе, посвященном последствиям COVID-19 для финансовой стабильности и мерам, принятым регуляторами стран.

В текущей ситуации мировая финансовая система сталкивается с двойным вызовом, отмечается в докладе: с одной стороны, ей нужно поддерживать кредитование в условиях замедления экономического роста, с другой – справляться с повышенными рисками, вызванными вспышкой коронавируса. Высокая неопределенность относительно того, как будет развиваться ситуация с пандемией, и продолжающееся снижение прогнозов по экономическому росту уже привели к сильной волатильности на финансовых рынках, оттоку капитала с рынков развивающихся экономик и падению валютных курсов. Дополнительную уязвимость для финансового рынка создают условия ограничительных противопандемических мер.

Скоординированные на международном уровне действия по поддержанию устойчивости финансовой системы и стабильно работающих и открытых рынков по-прежнему остаются приоритетными, считают авторы доклада. Они выделяют несколько ключевых узлов (key nodes) в мировой финансовой системе, устойчивость которых имеет решающее значение для финансовой стабильности. К ним относятся:

  • Способность финансовых учреждений и рынков направлять средства в реальную экономику. Основная задача здесь – поддержание потока кредитов на фоне ухудшения качества заемщиков и растущего числа дефолтов, что может потребовать дополнительной помощи со стороны правительств.
  • Возможность для участников мирового рынка, особенно в странах с формирующейся рыночной экономикой, получать финансирование в долларах США. В конце марта 2020 г. отток капитала из стран с формирующейся рыночной экономикой был значительно больше, чем во время кризиса 2008 г. Доступность финансирования в долларах зависит от эффективной работы цепочки посредников, в том числе рынков валютных свопов и предоставления финансирования конечным пользователям.
  • Способность финансовых посредников, таких как инвестиционные фонды, эффективно управлять риском ликвидности. Для фондов критически важна ликвидность базовых активов. Давление в этом секторе может усилиться из-за общей неопределенности, а также снижения кредитоспособности и дефолтов участников.
  • Способность участников рынка эффективно справляться с нарастающими кредитными рисками своих партнеров и контрагентов.

Слабые места в этих четырех узлах и их взаимодействиях могут нарушить процесс оказания финансовых услуг и негативно повлиять на стабильность финансовой системы. Среди этих слабых мест – и прежние, «докоронавирусные» уязвимости системы, такие как высокий уровень частного и государственного долга, взаимосвязанность банков и небанковских финансовых организаций.

TableMeasuresx_Desktop.jpg
TableMeasuresx_Mob.jpg

Общий ответ

Правительства стран G20 на шок COVID-19 ответили мощным спектром мер, призванных поддержать экономику и финансовый сектор (см. таблицу). На уровне отдельных банков и компаний принятые меры должны защитить в том числе и здоровье персонала и обеспечить непрерывную работу инфраструктуры (удаленная работа, повышенная кибербезопасность). На общесистемном уровне центробанки поддерживают рынок с помощью инструментов денежно-кредитной политики (снижение ставок, предоставление дополнительной ликвидности, выкуп активов), а правительства объявили о крупномасштабных финансовых стимулах и мерах поддержки домохозяйств и бизнеса.

В докладе выделены пять принципов, лежащих в основе быстрого и скоординированного реагирования правительств и регуляторов на последствия пандемии:

  • Мониторинг и обмен информацией для оценки и устранения рисков финансовой стабильности, связанных с COVID-19.
  • Использование существующих финансовых стандартов (макропруденциальное регулирование) для поддержания финансирования реальной экономики, функционирования рынка и непрерывности работы бизнеса.
  • Поиск возможностей для временного снижения нагрузки на бизнес и органы власти, чтобы дать им возможность сосредоточиться на борьбе с последствиями коронавируса.
  • Работа в соответствии с международными стандартами, не препятствующая реализации регуляторных реформ и не сводящая на нет прогресс, достигнутый регуляторными реформами.
  • Согласование в будущем своевременного свертывания принятых в текущей ситуации временных мер, чтобы вернуть к норме работу бизнеса и банков, а также поддержать финансовую стабильность в долгосрочной перспективе.