Хотя российские банки выступали «нетто-экспортерами» долларов, их доля в обязательствах, равно как и в активах банковских систем большинства стран к 2022 г. не превышала 1%, подсчитал BIS. При этом долларовые обязательства самих российских банков на три четверти внутренние.
28 июня 2022   |   Ольга Волкова Эконс

Санкции, введенные США и Евросоюзом против России, ограничили доступ российским организациям к международной финансовой системе: это ударило как по российским банкам, так и по кредитным организациям, имеющим связи с российской финансовой системой. Банк международных расчетов (BIS) на основе данных на конец 2021 г. – до начала военного конфликта на Украине – оценил валютную позицию российской банковской системы, а также риски иностранных банков в связи с введением санкций.

В российском банковском секторе доминируют отечественные банки, и их бизнес в основном сосредоточен на внутреннем рынке, пишут аналитики BIS. Доля требований к российским заемщикам составляет 87% всех требований российских банков, доля обязательств – 91%. Применительно к структуре валютных активов и пассивов подобного соответствия нет.

По состоянию на конец III квартала 2021 г. три четверти долларовых пассивов приходились на российских вкладчиков – вероятно, в основном это экспортеры сырьевых товаров, получающие выручку в долларах, полагают эксперты BIS. Долларовые активы же на две трети – зарубежные, в основном это кредиты и длинные позиции на рынке валютных свопов. Данная пропорция в целом сохранялась на протяжении последних четырех лет.

«Локализация» валютных пассивов российских банков при «интернационализации» их валютных активов объясняет, почему в условиях ограниченного доступа к международному рынку капитала доллар для банков становится токсичным. Из-за санкций многие российские банки были фактически изолированы от иностранных платежных систем и систем банковских расчетов, что может создавать трудности с обслуживанием долларовых пассивов на внутреннем рынке, отмечают эксперты BIS.

Цены акций и спреды кредитных дефолтных свопов (контрактов, которые страхуют вложения инвестора в долговые бумаги от возможного дефолта их эмитента) после начала военного конфликта демонстрируют переоценку инвесторами положения российских банков. Так, совокупная капитализация Сбербанка и ВТБ с января по май снизилась почти на 60%, оценивает BIS. Спред CDS («премия» за страховку, выплачиваемая покупателем контракта продавцу), который в начале года был близок к нулевой отметке, в мае превысил 6000 базисных пунктов.

Иностранные риски

Консолидированные требования иностранных банков по отношению к российским заемщикам невелики: для банковских систем большинства стран на Россию приходится менее 1% общего объема зарубежных (по отношению к этим системам) требований. Единственная страна, для которой Россия входит в топ-10 локаций-контрагентов, – это Австрия, но даже в этом случае на Россию приходится менее 5% внешних кредитов австрийских банков. Как правило, лишь отдельные банки в банковских системах стран имеют существенные риски, связанные с Россией, пишет BIS.

По данным BIS, объем требований иностранных банков к российским контрагентам в конце 2021 г. составлял $121 млрд – большая часть этих средств, около $84 млрд, приходилась на европейские банки.

Европейские банки, ведущие бизнес в России, столкнулись с необходимостью выбирать из двух зол: быстро и, вероятно, на невыгодных условиях покидать российский рынок или продолжать операции, лавируя между санкционными ограничениями и риском негативной реакции на своем «домашнем» рынке, отмечали в апреле аналитики S&P Global. В частности, в мае французская банковская группа Societe Generale продала принадлежавший ей Росбанк компании «Интеррос» Владимира Потанина, оценив свои потери в 3,2 млрд евро. По оценке S&P Global по состоянию на апрель, общий объем вложений Societe Generale в России составлял 18,6 млрд евро (из них 15,4 млрд евро – активы Росбанка).

Тем не менее потенциальные списания активов все равно позволят зарубежным банкам сохранить показатель отношения базового капитала первого уровня (CET1; показатель финансовой устойчивости банка) к активам, взвешенным по риску, на уровне не менее 11% – что значительно выше минимального регуляторного требования в 4,5%, оценивает BIS. Рынок может беспокоить то, что потери ударят по дивидендным выплатам банков, а закрытие в прошлом прибыльных российских подразделений – по банковским доходам.

Хотя по отношению к внешнему миру российские банки выступают «нетто-экспортерами» долларов, объемы фондирования от них в масштабах международной банковской системы также незначительны. По состоянию на конец 2021 г. фондирование в долларах, которое иностранные банки получали из России, составляло $52 млрд – что соответствует менее чем 0,5% долларовых пассивов на балансах иностранных банков. В течение последнего десятилетия этот показатель оставался ниже 1%. Хотя, уточняют аналитики BIS, для небольшого числа юрисдикций он был выше: например, для итальянских банков превышал 2%, для австрийских – 4%.

Что касается забалансовых позиций, многие иностранные банки избавились от связанных с Россией пассивов, таких как валютные свопы. Но если подойдет срок исполнения некоторых контрактов, а банки не получат доступ к рублю, необходимому для их исполнения, могут проявиться уязвимости ряда кредитных организаций, полагают в BIS.