Страны Африки южнее Сахары – мировой лидер по развитию мобильных финансовых сервисов. Стремительное распространение финтеха, в котором ключевую роль сыграл центробанк Кении, дало толчок быстрому развитию экономики и инноваций.
30 июля 2019   |   Ирина Рябова Эконс

Регион стран Африки южнее Сахары (Sub-Saharan Africa, см. врез) – глобальный лидер по распространенности мобильных финансовых сервисов. Из каждых десяти мобильных транзакций в мире семь приходятся на Африку. Только за один декабрь 2018 г. в этой группе стран было проведено 2,7 млрд денежных транзакций с помощью мобильного телефона – в полтора раза больше, чем переводов у Western Union во всем мире за весь 2018 год.

Вклад финтеха в ВВП стран Африки южнее Сахары за прошлый год оценивается в 8,6% – почти вдвое больше, чем вклад этого сектора в целом в глобальный ВВП. Для сравнения: вклад добычи нефти и газа в ВВП России составляет около 7%.

Все началось в 2007 г. в Кении с системы M-Pesa, давшей людям возможность переводить деньги друг другу нажатием кнопки на сотовом телефоне. Сейчас с помощью этого сервиса в стране можно оплачивать коммунальные услуги, медстраховку и лечение, покупку товаров, получать и погашать кредиты, управлять сбережениями, получать государственные услуги, платить налоги, вносить плату за школьное обучение, покупать билеты на автобус или самолет и даже вкладываться в государственные облигации. Вносить и снимать наличные можно с помощью агентов, которые действуют как банкоматы, – число таких агентов превышает количество банкоматов в 50 раз. В конце 2018 г. на каждые 100 кенийцев приходилось 108 мобильных телефонов, более двух третей населения пользовались мобильными платежами, следует из данных Коммуникационного управления Кении.

С помощью мобильных телефонов в стране перемещаются не только деньги: развитая IT-инфраструктура, за которую Кения получила название Силиконовой саванны, становится основой для развития других, не телекоммуникационных отраслей. Например, цифровая платформа Twiga объединила сельхозпроизводителей и продавцов, позволив сократить потери урожая фермеров с 30% до 4%, а аналогичный маркетплейс для фармпродукции также проверяет подлинность лекарств, исключая подделки.

Распространение сервиса M-Pesa, ставшего самым ярким примером глобальной финтех-революции, помогает Кении сокращать бедность, повышать совокупную факторную производительность и рост реальных доходов населения, а также, как уверяет кенийский министр информации, бороться с коррупцией. Валовый национальный доход на душу населения в Кении (по паритету покупательной способности) за 2007–2018 гг. вырос на две трети до $3430, тогда как за предыдущие 10 лет рост был на треть.

В целом в регионе стран Африки южнее Сахары мобильный телефон есть почти у каждого второго жителя – так же как и доступ к электричеству, а в некоторых из этих стран телефон встречается чаще (включая саму Кению, где электричество доступно только двум третям населения). Но финтех решает и эту проблему: так, система солнечных батарей, которую компания M-Kopa, учрежденная одним из сооснователей M-Pesa, поставляет сельским жителям в кредит, содержит подключенную к мобильной сети сим-карту, которую пользователи пополняют через мобильные аккаунты, пока не расплатятся полностью (kopa на суахили – «заем»).

Финтех-революция и британское правительство

В 2002 г. Ник Хьюз, «отец-основатель» M-Pesa, возглавлявший в то время группу корпоративной социальной ответственности в одном из крупнейших в мире операторов сотовой связи – британской компании Vodafone, отправился в Йоханнесбург на Всемирный саммит ООН по устойчивому развитию. В ходе дебатов о том, что частный бизнес обычно не заинтересован инвестировать в инновации для рынков бедных стран, дискуссия с британским чиновником навела его на мысль использовать средства целевого правительственного фонда, чтобы обойти подобные корпоративные ограничения. В это же самое время правительство Великобритании искало компании, заинтересованные в развитии финансовых услуг в странах с недостаточным уровнем финансовой инклюзии.

Кения, будучи одной из беднейших стран мира, вполне соответствовала проектным требованиям. Счет в банке имелся лишь у 14% населения, на каждые 100000 человек приходилось примерно по 3 банкомата и 2,7 банковских отделения, 45% людей жили в жилищах из земли или навоза, для 76% основным источником освещения был керосин, а электричество было доступно менее чем 18% населения, следует из данных FSD Kenya (фонда, основанного Великобританией для развития финансовой доступности в Кении). В то же время у каждого пятого был мобильный телефон, а Vodafone был совладельцем и управляющим кенийским оператором мобильной связи Safaricom.

После того как Vodafone получил грант от департамента международного развития правительства Великобритании, он запустил в Найроби, столице Кении, систему, помогающую населению брать микрозаймы с помощью сотового телефона. Однако быстро выяснилось, что люди, большинство из которых приезжало в город на заработки, брали микрокредит только для того, чтобы отвезти эти деньги оставшейся в деревне семье, иногда тратя на поездку в автобусах целый день и рискуя быть ограбленными. Иного способа передать деньги не было: эти люди практически не имели доступа к финансовым услугам, а в деревнях нет банков. «Мы случайно обнаружили одну из самых больших финансовых проблем Кении», – вспоминал директор по мобильным деньгам Vodafone Group Майкл Джозеф. В результате Safaricom сосредоточился на создании системы денежных переводов с телефона на телефон, получившей название M-Pesa (pesa на суахили – «деньги»).

К 2019 г. доля населения Кении, имеющего доступ к официальным финансовым услугам, возросла до 83%, а доля полностью из них исключенных сократилась до 11% с 41% в 2006 г., накануне запуска M-Pesa, сообщает в отчете Центральный банк Кении. Возросла и доступность банковских услуг: банковский счет есть у 30%, мобильный банковский счет – у 25%. В рэнкинге финансовой и цифровой инклюзии, составляемом Brookings Institution, Кения по итогам 2017 г. опережает такие страны, как Мексика, Бразилия, Чили, ЮАР.

Доля M-Pesa на рынке мобильных транзакций Кении на конец марта 2019 г. составила 78%, по данным Коммуникационного управления страны. Объем ее операций в прошлом году достиг половины кенийского ВВП, чистая прибыль Safaricom за 2018/2019 финансовый год превысила $600 млн.

Vodafone с помощью дочерних компаний или партнерств распространил подобные сервисы еще в восьми странах Африки.

Финтех-революция и кенийский центробанк

В успехе африканского финтеха сыграли роль несколько факторов: простота регистрации в системе мобильных сервисов, фактическое отсутствие банковских услуг, падение цен на мобильные устройства и подключение к интернету (см. врез). В захвате рынков, где уже высок уровень вовлеченности населения в банковские услуги или достаточно жестко регулируется финансовый сектор, М-Pesa не сильно преуспела (например, не удалась экспансия в Албанию и Индию).

Одну из ключевых ролей в развитии мобильных финансовых сервисов сыграл Центральный банк Кении, подчеркивает Всемирный банк: регулятор решил не возражать против входа телеком-оператора в финансовый сектор, несмотря на возмущение местных банков тем, что мобильный оператор действует как банк, не имея соответствующей лицензии. «Центральный банк Кении занял позицию «над схваткой» и разрешил экспериментировать, чтобы стимулировать развитие инноваций», – отмечает Всемирный банк.

Перед запуском M-Pesa в центробанке совместно с Safaricom оценили возможные риски проекта и приняли меры для того, чтобы обезопасить пользователей. Было решено, что сервис будет действовать при поддержке Commercial Bank of Africa, в котором будут открываться трастовые счета, и средства клиентов M-Pesa будут размещаться на них параллельно с накоплениями на сим-карте, указывал Ньюгуна Ндунг’у, занимавший пост председателя Центрального банка Кении в 2007–2015 гг. В результате банковский бизнес был отделен от бизнеса Safaricom, и если бы оператор обанкротился, средства пользователей M-Pesa были бы защищены. Впоследствии центробанк разработал дополнительные регуляторные меры, позволившие повысить уверенность клиентов M-Pesa, а также продолжить развивать рынок мобильных денег: например, был установлен максимальный лимит на сумму переводов, постепенно повышавшийся по мере того, как сервис набирал популярность и M-Pesa заключала соглашения с другими банками.

Банки впоследствии либо составили конкуренцию M-Pesa (как Equity Bank, создавший виртуального мобильного оператора Finserve/Equitel), либо воспользовались сотрудничеством с M-Pesa, чтобы упрочить свое положение на рынке (как Commercial Bank of Africa, запустивший вместе с ней сервис для накоплений M-Shwari).

Ндунг’у в 2015 г. был признан журналом African Banker центробанкиром года за вклад в развитие M-Pesa, сделавшей Кению мировым лидером по финансовой доступности, и за создание благоприятной среды для развития финтеха, что позволило мобильным финансовым сервисам стремительно превратиться из нишевого продукта в центр жизни миллионов кенийцев.

Сам бывший глава ЦБ Кении приводит кейс M-Pesa как пример успешного внедрения финтеха в экономику, давшего толчок экономическому росту и инновациям в других областях.

Если в 2007 г. в государствах южнее Сахары работало 30 финтех-стартапов, то к 2017 г. – более 260, причем 80% из них – национальные игроки, отмечается в докладе EY. Три африканских стартапа, работающих в области финтеха, – Cellulant из Кении, ThisIsMe из ЮАР и Wallet.ng из Нигерии, – в 2018 г. были включены в список перспективных инновационных компаний, составляемый KPMG.

Активно растущий финтех в Африке обеспечивает приток зарубежных инвестиций. В 2018 г. именно на этот сектор пришлось 40% всех вложений иностранных инвесторов в африканские технологические стартапы, хотя абсолютные цифры сравнительно невелики – около $285 млн. Общий объем инвестиций в местные стартапы увеличился вчетверо и достиг рекордных для региона $726 млн.

Финтех может рассматриваться как основная сила, способная трансформировать структуру финансовой системы в странах Африки южнее Сахары, отмечают в МВФ. Кроме того, финтех зачастую выступает как катализатор внедрения инноваций и в других областях экономики региона: так, в Танзании с 2012 г. фермеры с помощью специальных мобильных приложений могут получать на телефон прогнозы погоды и сводки о рыночных ценах, а в Гане онлайн-платформа, основанная на технологии распределенного реестра, помогает зарегистрировать права на земельный участок.