Переход на онлайн-обучение из-за антипандемического закрытия школ лишь отчасти виновен в возросшем образовательном неравенстве: ключевую роль в этом играет социальная сегрегация школьников, а также неравные ресурсы времени у родителей, показало исследование.
2 февраля 2022   |   Денис Касянчук Эконс

Коронакризис привел к еще одному кризису – в сфере образования, последствия которого, связанные с потерями в обучении и с ростом образовательного неравенства, могут быть долгосрочными. Вскоре после начала пандемии школы практически во всех странах мира пришлось закрыть, и за неполные два года, к началу 2022 г., остановка систем школьного образования, по оценке Всемирного банка, затронула более 1,6 млрд школьников. К этому времени полное или частичное закрытие школ продолжалось в среднем по странам 224 дня, причем потери в обучении в большей степени несут развивающиеся страны, где онлайн-технологии менее доступны, – в среднем в странах со средним и низким уровнем дохода школы были закрыты на 93 дня дольше, чем в развитых странах, отмечает первый заместитель директора-распорядителя МВФ Гита Гопинат. МВФ в своем обновленном в январе 2022 г. экономическом прогнозе причисляет потери в обучении к одним из наиболее разрушительных последствий пандемии, указывая на их долгосрочное влияние на экономический рост и производительность.

Только за первый год пандемии около 214 млн детей, или один из каждых семи, пропустили три четверти своего очного обучения, отмечал ЮНИСЕФ. Школы продолжают закрывать и сейчас на фоне распространения новых штаммов коронавируса. Согласно недавним оценкам Всемирного банка, из-за глобального кризиса образования нынешнее поколение учащихся может потерять $17 трлн своих будущих заработков (в текущей стоимости по паритету покупательной способности) – что сопоставимо с 14% нынешнего мирового ВВП (также по паритету покупательной способности). Эти оценки на $10 трлн выше, чем сделанные полтора года назад, летом 2020 г.

Помимо потерь в обучении, пандемия сопряжена с ростом образовательного неравенства – как внутри стран, поскольку закрытие школ наиболее негативно сказывается на детях из наименее благополучных социально-экономических групп, так и между странами. Так, в странах с низким и средним уровнем дохода доля детей, которые к десяти годам не в состоянии прочитать и понять простейший текст, потенциально может вырасти до 70% (до пандемии она и так превышала 50%), с учетом того что дистанционное образование не всегда эффективно и не всем доступно, отмечает Всемирный банк.

Закрытие школ ведет к неравенству в образовании не только по причине меньшей доступности онлайн-обучения для детей из малообеспеченных семей и несовершенств самого онлайн-формата (см. врез). Развитие когнитивных и некогнитивных навыков зависит не только от учебных программ, но и от среды общения – а когда школы закрыты, личное общение ограничено. Кроме того, при закрытии школ одни родители могут выделить дополнительное время для занятий с детьми, а другие нет.

Франческо Агостинелли (Университет Пенсильвании), Фабрицио Зилиботти (Йельский университет) и их соавторы в своей работе, которая будет опубликована в февральском выпуске Journal of Public Economics, смоделировали воздействие пандемии на обучение американских старшеклассников с учетом трех каналов этого воздействия – факторов онлайн-формата обучения, коммуникаций со сверстниками и возможностей родителей. Расчеты показали, что старшеклассники из семей с низкими доходами скатятся с четверок до троек по половине предметов, тогда как оценки детей из семей с высокими доходами не изменятся.

На основе опросов американского Национального исследования здоровья подростков и взрослых (Add Health), содержащих в том числе данные об оценках детей, составе их семей, круге общения, а также на основе данных об использовании американцами времени (ATUS-CPS) Агостинелли и его соавторы смоделировали введение в школах ковидных ограничений. Анализ авторов показал, что закрытие школ и перевод обучения в онлайн-формат не только снижает эффективность учебного процесса, но и вызывает социальную сегрегацию среди школьников, способствующую росту образовательного неравенства.

Социальная сегрегация

Закрытие школ меняет среду общения сверстников: дети теряют контакты с некоторыми друзьями, а новые связи формируют среди сверстников в жилом районе, а не в школе. Переход на онлайн-обучение ставит новые задачи перед родителями – от обеспечения доступа к необходимым технологиям до предоставления материалов, которые раньше давали учителя. Серьезность этой проблемы варьируется в зависимости от социально-экономического статуса семьи. Одним из ограничителей является уровень образования родителей (например, не все могут помочь детям с математикой), еще более сильный ограничитель – время (большинство родителей должны зарабатывать на жизнь в дополнение к «замещению» учителей оставшемуся дома ребенку).

Влияние обоих этих факторов – коммуникаций со сверстниками и роли родителей – наиболее сильно проявляется в отношении детей из малообеспеченных семей.

Школы позволяют общаться детям из разных социально-экономических слоев: в этом смысле школы действуют как «великий уравнитель», цитируют авторы американского педагога и реформатора сферы образования XIX века Хораса Манна: школы обеспечивают единую учебную среду и интегрированную среду общения для детей из разных социально-экономических групп. Этот эффект теряется, когда школы закрыты. В результате детям из менее обеспеченных семей, проживающих, как правило, в менее благополучных районах, остается общаться только со сверстниками-соседями, чья успеваемость в среднем ниже, чем у сверстников в школе.

В свою очередь, во время пандемии менее образованные родители с низким доходом имеют меньше возможностей работать удаленно и, следовательно, уделять больше времени оставшимся дома детям. В наиболее благополучных районах, где многие из проживающих могут работать из дома, родители тратят на детей на 50% больше времени по сравнению с семьями со средними доходами и на 70% больше по сравнению с родителями, живущими в наименее благополучных районах. Во время пандемии среднее количество часов, которое родители проводят с детьми, возросло вчетверо – с 1,26 часа в день в среднем в 2019 г. до 5,15 часа в день в 2020 г., однако этот прирост непропорционально больше пришелся на семьи с высокими доходами. Кроме того, среди менее образованных родителей с низкими заработками чаще встречаются родители-одиночки, для которых проблема времени, уделяемого ребенку, особенно остра.

По расчетам авторов, влияние изменения среды общения и отсутствия замещающего внимания родителей на образовательные успехи детей из малообеспеченных семей количественно велико. Так, для детей, относящихся к 20% наименее обеспеченных домохозяйств, они приводят к потерям, эквивалентным сдвигу успеваемости с уровня В на уровень С, или с четверок на тройки. При этом дети из более обеспеченных семей существенного негативного влияния не испытывают.

Самое большое влияние на рост образовательного неравенства оказывает именно социальная сегрегация, пришли к выводу экономисты: если сохранить влияние сверстников на обучение на допандемийном уровне, этот рост сократится на 62%. Если бы все родители вне зависимости от дохода могли работать дома, тогда рост неравенства сократился бы на 22%. А если бы дистанционное образование было таким же эффективным, как очное, тогда рост неравенства сократился бы на 33%.

Долгосрочные потери

Потери в обучении, однажды понесенные, трудно полностью компенсировать впоследствии. Это позволяет предположить, что нынешний кризис повлияет на экономические возможности сегодняшних детей на десятилетия вперед, пишут авторы. Дополнительную проблему создает рост образовательного неравенства – хотя оно по мере возвращения учебы к очному формату сократится, эффект ковидных ограничений не исчезнет полностью, прогнозируют экономисты. По их оценкам, к окончанию старших классов в среднем потери человеческого капитала у подростков могут составить 12%, варьируясь от 30% у детей из наименее благополучных семей до 5% у детей из наиболее благополучных.

Возобновление работы школ и поддержание очного формата обучения должны стать главными приоритетами для стран по всему миру – это единственная мера, которая может помочь преодолеть потери в образовании, считает Всемирный банк. Но простой возврат детей в школы окажется недостаточным, предупреждают эксперты Всемирного банка: для минимизации потерь следует продлить учебный день или даже год, а при преподавании сосредоточиться на пропущенном материале, даже если он обычно изучается в предыдущих классах. Необходимо обратить внимание и на финансирование сферы образования, призывают они: на ее долю пришлось менее 3% глобальных антипандемических стимулов.