Увеличение доли населения старшего возраста приводит к падению спроса на кредиты при росте депозитов. Комбинация этих факторов заставляет банки принимать на себя больше риска – и этот эффект в итоге распространяется на регионы с большей долей молодых, показало исследование.
7 декабря 2022   |   Ольга Волкова Эконс

Старение населения – один из доминирующих демографических трендов. Доля населения в возрасте 65 лет и старше растет быстрее, чем доля населения младше этого возраста, и, по прогнозам ООН, увеличится с 10% в 2022 г. до 16% в 2050 г., или с 771 млн до 1,6 млрд человек. Особенно велика доля населения старшего возраста в Европе и Северной Америке – почти 19% в 2022 г., тогда как в Западной и Юго-Западной Азии – 13%, Латинской Америке – 9%; однако к 2050 г. вырастет до 27%, 26% и 19% соответственно.

Рост доли населения старшего возраста может оказывать влияние на риски финансового сектора: высокая склонность к сбережениям у этой возрастной когорты приводит к избытку сбережений и сокращению доходностей, потенциально вовлекая банки в «погоню за доходностью», а это, в свою очередь, может дестабилизировать финансовую систему.

Банки, бизнес которых в большей степени связан со «стареющими» локациями, действительно ослабляют кредитные требования – при этом сталкиваясь с ростом доли проблемных кредитов в периоды экономических спадов, что свидетельствует о росте их кредитного риска из-за старения населения: к такому выводу пришли Себастьян Доерр из Банка международных расчетов (BIS), Гази Кабаш из Тилбургского университета и Стивен Онгена из Цюрихского университета в исследовании на основе данных американских банков. Такая ситуация объясняется, с одной стороны, ростом доступного для банков фондирования в форме депозитов, а с другой – одновременным сокращением локального спроса на заемные средства.

Мягкие требования

В своем исследовании экономисты опираются на различия в возрастном составе и темпах старения населения, которые наблюдались между округами США в 1997–2007 гг. В среднем американском округе за рассматриваемый период доля населения старшего возраста выросла на 12%, показывают данные.

Выбор периода позволил оценить влияние шока – финансового кризиса 2008 г. – на обусловленные демографией стратегии банков, а также исключить из анализа последующие годы низких ставок. Исследователи рассматривали показатели депозитов и ипотечных кредитов более 1800 банков.

В качестве меры принятия банками риска экономисты использовали отношение объема кредитов к доходу потенциальных заемщиков (loan-to-income ratio, LTI), которое характеризуется высокой корреляцией с дефолтами. И если в среднем этот показатель изменился несущественно, то разброс изменений внутри выборки оказался весьма велик.

Расчеты экономистов показывают, что рост риска банков, связанного со старением населения, на 33 процентных пункта приводит к значительному росту показателя LTI – примерно на 23 процентных пункта, то есть повышается объем долга заемщиков в соотношении с их доходом. При этом особенно сильно данный эффект оказался выражен в округах, где у банков нет отделений.

Большее расстояние между заемщиком и ближайшим отделением банка может приводить к менее качественному кредитному скринингу и мониторингу, объясняют экономисты. Ослабление требований к заемщикам означает рост кредитного риска, что может создавать проблемы для финансовой стабильности. Таким образом, старение населения, более выраженное в одних регионах, может не только в целом снижать стандарты кредитования в этих локациях, но и влиять на финансовую стабильность других регионов, отмечают авторы.

И действительно, экономисты обнаруживают, что банки, требования которых к заемщикам смягчались под влиянием «старения» населения, во время глобального финансового кризиса столкнулись с более высоким ростом доли проблемных кредитов – этот эффект сохраняется, даже если учесть риски банков, связанные с ростом цен на недвижимость накануне кризиса. То есть воздействие «старения» на банковский риск могло усугубить негативное влияние кризиса на состояние банков и финансовую стабильность – независимо от того, насколько банки были вовлечены в жилищный бум.

Каналы влияния

Старение населения влияет на банковские риски посредством изменения спроса на финансовые ресурсы и их предложение. Шведский экономист Бо Бекер указывал на то, что города с более высокой долей населения старшего возраста характеризуются более высокими объемами депозитов (люди старше 65 держат больше депозитов как в абсолютном выражении, так и в процентах от своих портфелей), что оказывает влияние на предложение кредитов и экономическую активность. Для банков приток депозитов означает снижение стоимости фондирования, что может позволить кредитным организациям выдавать больше кредитов, выбирая, с одной стороны, проекты с более низкой доходностью и с более же низким риском. С другой стороны, старение населения может приводить к снижению спроса на кредиты и тем самым к сокращению доходов банков в целом.

Среди старшего населения заемщиков, в том числе по ипотечным кредитам, значительно меньше; показатели владения недвижимостью и сбережений среди них выше, чем у других возрастных групп. В частности, по данным Бюро переписи населения США, к 2020–2021 гг. среди американцев старше 65 лет владели недвижимостью порядка 80%, среди 45–54-летних – 70%, а среди граждан 35–40 лет – 60% (сводный показатель для США – около 65%). При этом, по данным ФРС, для групп населения старшего возраста показатели задолженности наиболее низкие – как в абсолютном значении, так и с точки зрения доли домохозяйств в этой возрастной когорте, у которых в принципе есть задолженность (см. врез).

Связанное со старением населения сокращение рабочей силы приводит к снижению предельного продукта капитала (дополнительный выпуск продукции при добавлении дополнительной единицы физического капитала – станков, оборудования и пр.), поскольку работников не хватает, – что, в свою очередь, снижает для фирм стимулы инвестировать (если труд и капитал в высокой степени взаимодополняемы) и, соответственно, спрос на кредиты. Кроме того, люди старшего возраста реже открывают свой бизнес. Таким образом, тогда банки в округах со «стареющим» населением могут столкнуться с падением спроса на кредиты в то же время, когда они получили приток финансовых средств. Это может стимулировать их начать предоставлять займы клиентам с потенциально более высоким кредитным риском.

Доерр и его соавторы обнаруживают, что рост числа жителей старшего возраста приводит к значимому увеличению банковских депозитов в округе: рост численности «старшего» населения на 33% соответствует приросту банковских депозитов на уровне округа примерно на 25%.

С помощью данных опроса Survey of Consumer Finances экономисты подтверждают, что при этом граждане старшего возраста реже берут кредиты или имеют непогашенный долг по сравнению с более молодыми американцами: среди респондентов старше 65 лет об отсутствии займов сообщал каждый третий против 5% среди более молодых возрастов. В целом вероятность стать заемщиком для пожилых на 20–36% ниже, чем для более молодых. Авторы проверили, не связано ли это с возрастной дискриминацией – с тем, что банки менее охотно предоставляют кредиты пожилым заемщикам; результаты показали, что, напротив, пожилые заемщики с относительно меньшей вероятностью сталкиваются с отказом в выдаче кредита – поскольку и спрос на кредиты среди них относительно ниже. Еще ниже он на ипотечные кредиты и в старших возрастных группах стремительно падает в сравнении с более молодыми когортами.

Эти эффекты оказывают влияние на географию банковского кредитования, обнаружили авторы, так как кредитные организации начинают искать новых клиентов, в том числе в округах, где у них нет физического присутствия. При этом рост риска в округах без физического присутствия банков-кредиторов оказывается особенно значительным для банков с и без того высоким LTI, а рост LTI оказывается более выраженным для банков с и без того низкими показателями капитализации. В «стареющих» округах у банков, уже занимавших там долю рынка, за рассматриваемый период также происходит заметный рост отношения долга домохозяйств к доходам. То есть рост рисков банков распространяется и на их «домашний» округ, и на другие, с «более молодым» населением.

Эти эффекты, выявленные на региональном уровне в США, могут проявиться и на международном уровне: можно ожидать, что банки, столкнувшись со «стареющим» населением на своем ключевом рынке, начнут погоню за доходностью за его пределами. Тем самым старение населения может привести к финансовой нестабильности, причем за счет «вторичных» географических эффектов – даже в тех регионах и странах, на которые старение не оказывает непосредственного влияния, предупреждают экономисты: «Поскольку страны с развитой экономикой столкнутся с беспрецедентным увеличением числа пожилых людей в течение следующего десятилетия, это тревожный вывод».