Демографические изменения становятся фактором, влияющим на динамику инфляции. Рост доли пожилого населения в странах с развивающейся экономикой имеет явный дефляционный эффект, а в развитых странах – инфляционный.
17 июня 2019   |   Диана Асонова Эконс

Растущая средняя продолжительность жизни и падающая рождаемость ведут к постепенному старению населения во многих странах мира. Традиционная теория не предполагает прямой зависимости между возрастной структурой населения и инфляцией. Однако проводимые в последние годы эмпирические исследования свидетельствуют о явной связи между ними. Пока малоизученная, она может оказаться крайне важной для эффективности денежно-кредитной политики на фоне неизбежных демографических изменений.

Ученые Европейского университета в Санкт-Петербурге Дарья Антонова и Юлия Вымятнина проанализировали связь между инфляцией и возрастной структурой населения в странах с формирующимися рынками. Предыдущие работы по этой теме – например, экономистов МВФ и Банка международных расчетов – были посвящены странам с развитой экономикой.

Некоторые из обнаруженных российскими экономистами закономерностей оказались противоположны тем, которые были выявлены для стран ОЭСР: так, рост доли пожилых и детей в развитых экономиках имеет инфляционный эффект, трудоспособных – дефляционный, а в развивающихся экономиках все наоборот. Авторы допускают, что отношение между возрастной структурой населения и другими макроэкономическими переменными может зависеть от степени развитости рынка.

Традиционный уклад против инфляции

Выборка, включающая 21 страну с развивающимися рынками на разных континентах, определялась доступностью статистики не менее чем за 20 лет. Поэтому в нее не вошли некоторые республики бывшего СССР, Турция, Колумбия, Монголия. В то же время туда попали европейские страны бывшего социалистического блока, которые часто относят к развитым, – например, Чехия. Ученые объясняют это решение тем, что инфляционный опыт таких государств отличается от западноевропейских.

Все население разделили на три возрастные группы: дети и молодежь до 19 лет, трудоспособные от 20 до 64 лет и пожилые от 65 лет. Рассмотрев несколько моделей, авторы обнаружили явную дефляционность группы пожилых и в некоторых случаях юных граждан. Трудоспособная группа, наоборот, оказывает инфляционное воздействие, показал анализ.

Первая закономерность, по мнению авторов, может объясняться спецификой выбранных стран, для которых характерны низкие сбережения и пенсии и высокий уровень бедности среди пожилых пенсионеров.

Наблюдаемое в нескольких моделях дефляционное влияние юной группы может быть связано с традиционалистским укладом жизни в относительно небогатых обществах. Он предполагает более тесные связи между родственниками и совместное проживание нескольких поколений одной семьи. Это минимизирует расходы на уход за детьми, на покупку детских вещей, передаваемых «по наследству», и т.д.

Инфляционное воздействие трудоспособной группы, по словам ученых, может отчасти объясняться стремлением жителей относительно бедных стран наращивать потребление, подтягивая его к стандартам более высокого социального класса.

Таким образом, проведение экспансионистской денежно-кредитной политики в странах с развивающимися рынками в будущем может осложниться из-за роста доли пожилой возрастной группы, констатируют авторы.

Схожий эффект дезинфляционного влияния роста доли пожилых обнаружил экономист из Гонконгского института монетарных исследований.  Он проанализировал данные по материковому Китаю, Гонконгу и Сингапуру за 1991-2016 гг. Небольшой дефляционный эффект наблюдался во всех трех регионах, хотя в Сингапуре он был выражен относительно слабо. При этом юные иждивенцы, наоборот, оказывали инфляционное воздействие.

Опыт развитых стран

Понижательное давление на инфляцию со стороны пожилых групп ранее обнаруживалось и для развитых рынков. Самый характерный пример – быстро постаревшая Япония, которая много лет пытается выбраться из стагнации и дефляционной ловушки. Экономисты МВФ, которые изучали феномен на основе данных 30 стран ОЭСР с 1960 по 2013 г., также обнаружили существенный дезинфляционный эффект от роста доли пожилого (65+) населения.

Ученые предлагают различные объяснения этому явлению, вплоть до политических. Например, на целевой показатель инфляции, устанавливаемый центробанком, могут влиять предпочтения избирателей. Молодые и трудоспособные граждане в развитых странах являются заемщиками, и относительно высокая инфляция облегчает реальное бремя их долга. Старики, наоборот, живут на доходы от накопленных активов, поэтому заинтересованы в низкой инфляции. Если это так и если центральные банки поддаются электоральному давлению, то по мере роста доли пожилого населения инфляция должна идти вниз.

Другая гипотеза предполагает, что возрастная структура населения меняет уровень равновесной реальной процентной ставки. Если центральные банки не компенсируют это пересмотром номинальных ставок, то меняется и инфляция.

Исследователи из Банка Финляндии и Банка международных расчетов обнаружили для 22 развитых стран, напротив, устойчивое инфляционное влияние со стороны возрастной группы 65–79 лет. Эффект обнаружен ими как в период 1955–2010 гг., так и на длинном горизонте с 1870 г. Это может объясняться тем, что пенсионеры перестают производить товары и услуги, продолжая при этом их потреблять за счет расходования накоплений.

Авторы этих работ рассматривали влияние на инфляцию всех возрастных групп, а не только старшей, и получили примерно U-образную зависимость. Пики – инфляционное давление – приходятся на самых юных и «молодых пожилых», не производящих, а только потребляющих товары и услуги. При этом для основного трудоспособного возраста, от 30 до 64 лет, наблюдается явный дезинфляционный эффект, так как люди сберегают больше, чем производят. Дезинфляционной также выглядит немногочисленная группа самых пожилых – от 80 лет и старше.

Имеющиеся исследования показывают, что в широкой группе развитых стран увеличение доли иждивенцев – юных и стариков – разгоняет инфляцию, тогда как рост доли трудоспособных граждан сдерживает темп роста цен.

В то же время экономисты Европейского центробанка, рассмотревшие более узкую и однородную группу европейских стран, нашли положительную связь между инфляцией и увеличением доли населения трудоспособного возраста в 1975–2016 гг. Схожий эффект был обнаружен ими также для Германии и США по отдельности. По мнению авторов, более широкое множество стран ОЭСР, рассматриваемое в предыдущих работах, объединяет просто слишком разнородные страны.

Три этапа старения

У экономистов пока нет однозначного понимания, с какими именно вызовами столкнутся монетарные власти из-за неизбежной перестройки возрастной структуры населения. 

Например, эксперты Банка международных расчетов и Лондонской школы экономики полагают, что старение многочисленного послевоенного поколения положит конец дефляционному тренду последних лет. В своем исследовании они прогнозируют рост реальных процентных ставок и сложную инфляционную ситуацию на фоне глобального разворота коэффициента демографической нагрузки.

Комментируя это исследование, бывший руководитель Банка Японии Масааки Сиракава отмечает, что, по его мнению, все зависит от того, на какой из стадий этого разворота находится страна. Он выделяет в нем три этапа. Первый – ожидание будущего старения населения – характеризуется дефляционным давлением. В следующем, переходном периоде, начинающееся сокращение рабочей силы вызывает инфляционный эффект. И наконец, после сокращения общей численности населения наступает новое равновесие. 

Япония сейчас входит во второй этап этого перехода, сравнивает Сиракава. Исходя из этого, инфляция рано или поздно вырастет из-за вызванного старением напряжения на рынке труда, ожидает он, однако ее повышение до желаемого уровня (в Японии инфляция была отрицательной десять лет из последних двадцати) не решит проблему низких темпов роста, причиной которых считалась дефляция.