В условиях повышенной волатильности и неопределенности рациональным становится «нарративный трейдинг», при котором в основе инвестиционных решений оказываются распространенные массовые представления и настроения, а не объективный анализ рынка.
22 декабря 2020   |   Владимир Миловидов

Любая наука имеет дело с абстрактными моделями. В области экономической и финансовой теории абстрагирование от реальной ситуации стало общим правилом. Одной из наиболее устоявшихся научных абстракций является концепция рационального выбора экономических агентов, на которой выстроена вся современная экономическая наука. Вместе с тем углубленные исследования поведения экономических агентов, их когнитивных заблуждений, психологии инвестиционного выбора показывают существенное отклонение реальности от теории. Существует ли вообще идеальный рациональный трейдер финансовых инструментов или инвестор, который мог бы быть образцом для практикующих профессиональных и непрофессиональных участников рынка?

На основе массива научной литературы можно предположить, что идеальный рациональный трейдер должен: а) заниматься поиском максимально полной информации об интересующих его финансовых активах, б) анализировать слагаемые рыночной стоимости компании, следуя, например, классической модели оценки стоимости акций Юджина Фамы и Кеннета Френча, в) диверсифицировать свои вложения, составляя среднерыночный портфель активов, как учил автор модели оценки капитальных активов, нобелевский лауреат Уильям Шарп, г) избегать всех возможных когнитивных искажений, сверяя свои действия с теорией перспектив Даниэля Канемана и Амоса Тверски. Можно назвать и много других рекомендаций, вытекающих из научной литературы по темам инвестиционного выбора.

На практике дело обстоит совсем не так, как в теории. В работах Абхиджита Банерджи, Роберта Шиллера показано, как на финансовом рынке формируется стадное поведение инвесторов, когда мотивами их решений выступают не столько знания, анализ и информация, сколько субъективные представления о поведении других инвесторов. Причем такие представления распространяются массово, что приводит к формированию «симметрии заблуждений» – устойчивого массового заблуждения участников рынка. В результате происходит «капитализация фейка», то есть отражение в ценах на финансовые активы не объективной информации, а информационного шума, слухов, явных искажений действительности. Рыночные котировки начинают меняться под воздействием того, как информационная среда отражается в сознании инвесторов. Объективность уступает место субъективности.

Что есть рациональность в условиях перманентной информационной асимметрии и неопределенности, когда возможности получения всей объективной информации ограниченны?

В середине 2000-х гг. Дональд Маккензи, Фабиан Муньеса и Люсия Сиу описали концепцию перформативности экономической науки, заявив о том, что экономическая теория и научные исследования не просто наблюдают и анализируют поведение реальных экономических агентов, но и влияют на него – иными словами, экономическая наука нередко сама порождает те явления, которые она изучает. Спустя десятилетие Шиллер выступил с идеей о нарративной экономике, согласно которой все виды публикаций, заявлений, рассказов, мнений и т.д. могут выступать основанием для принятия инвестиционных решений. Рекомендация идти за рынком в контексте этих исследований означает идти за рыночными нарративами – то есть руководствоваться тем, что пишут и говорят о рынке и о том, куда и как он развивается.

Фама выделял два типа инвесторов-трейдеров – «аналитиков» и «чартистов». Первые заняты анализом данных, строят модели и изучают отчеты корпораций. Вторые следят за графиками, полагаясь на технический анализ. Логика следования рыночным нарративам порождает еще один и, похоже, становящийся массовым тип инвесторов – «нарративистов». Является ли «нарративный трейдинг» рациональным поведением? Не он ли становится характеристикой идеального трейдера в условиях непреодолимой неопределенности?

Анализ развития терминологии специальных и популярных научных изданий свидетельствует о явном смещении предпочтений инвесторов в сторону автоматизма, краткосрочности, спекулятивности при использовании торговых стратегий и сопутствующих им технологий, которые минимизируют субъективизм, но также и потребность в глубоком, фундаментальном анализе торгуемых финансовых инструментов. Предпочтения трейдеров отражают стремление: а) следовать рынку, б) копировать массовое поведение, в) улавливать малейшие колебания рыночной конъюнктуры.

Пандемия усилила волатильность рынка, что открыло дополнительные возможности для использования алгоритмической торговли. Разные отрасли и компании по-разному переживают пандемию, что увеличивает асинхронность колебаний котировок их ценных бумаг, а значит, и поле для парной торговли (то есть торговли активами, между ценами которых есть корреляция). Неопределенность, постоянная смена слухов и информации о распространении болезни требуют умения выбрать момент для сделки. В условиях пандемии становится крайне важно улавливать нарративы – настроения инвесторов и общества в целом (ответственные инвестиции, климатические проблемы, борьба с неравенством и т.д.), чтобы копировать массовое поведение и не отставать от тренда.

Рынок остается иррациональным из-за иррациональности трейдеров, предпочитающих различные нарративы объективному, рациональному анализу рынка и отдельных финансовых инструментов. Однако именно такое поведение оказывается рациональным, когда невозможно найти всю необходимую информацию для принятия обоснованных решений. В условиях неопределенности нарративы не только могут влиять на поведение экономических агентов, но и помогают его прогнозировать.