За время пандемии сотрудникам понравилось работать из дома, и фирмы все чаще сталкиваются со сложностями возврата к офисной работе. Компромиссом может стать сохранение гибридной занятости – иначе некоторые фирмы рискуют никогда не вернуть своих сотрудников в офис.
23 июня 2021   |   Николас Блум, Пол Мизен, Шивани Танеджа

Перейти от офиса к работе из дома весной 2020 г. оказалось на удивление легко: практически сразу же работники начали трудиться удаленно, используя свое жилье в качестве рабочего места. В США и крупных странах Европы весной прошлого года от трети до половины сотрудников работали из дома. Первоначально производительность работы в домашних условиях была ниже, чем из офиса в нормальные времена. Но довольно большое количество работ может в принципе выполняться из дома (например, в США это почти 40% рабочих мест), и компании стали лучше справляться с дистанционной занятостью, научившись пользоваться доступными в 2020-е гг. технологиями. В сравнении с тем, что могло бы случиться парой десятилетий раньше – без массово доступного ИКТ-оборудования, быстрого интернета, программного обеспечения для видео-конференц-связи, – переход на удаленный режим работы оказался вполне управляемым.

Пандемия еще больше ускорила повсеместное внедрение технологий, используемых при работе из дома. Это повысило относительную продуктивность работы на дому, особенно в сравнении с дорогостоящими – и неудобными – мерами антипандемической защиты при работе в производственных помещениях (средствами индивидуальной защиты, дезинфицирующими средствами, обеспечением социального дистанцирования).

Спустя чуть больше года после перехода к удаленной работе сотрудникам нравится работать из дома. И вернуться в офисы будет тяжело.

Обновленный нами в мае 2021 г. опрос 2500 работников трудоспособного возраста в Великобритании подтверждает то, что мы уже слышали от десятков фирм – они все чаще сообщают о серьезных проблемах, связанных с попытками вернуть сотрудников в офис, что частично обусловлено растущим рынком труда. Наш опрос показал, что более 70% респондентов хотели бы продолжать работать из дома 2 и более дней в неделю. Похожие данные получены по итогам опросов в США, где две трети респондентов сообщили о желании работать из дома от 2 и более дней в неделю и после пандемии, в том числе 31% хотел бы работать из дома всю рабочую неделю полностью, тогда как предпочитают работать исключительно в офисе только 22%.


Отчасти это связано с непринужденной атмосферой домашней обстановки, удобством неформальной одежды и большей гибкостью в сочетании работы с домашними делами, а также с нежеланием возвращаться к рутине с девяти до пяти с нервотрепкой ежедневных поездок в офис и обратно.

Еще одна проблема, которая мешает вернуться в офис, – страх перед скоплением людей. Большое количество респондентов сообщают, что боятся находиться рядом со своими коллегами по работе и с попутчиками в общественном транспорте. Может показаться, что эти опасения преувеличены – но исчезнут ли они после вакцинации? Возможно – хотя прецеденты, такие как трехлетнее затишье в авиасообщении после терактов 9/11, не предвещают ничего хорошего. Наши данные показывают, что большинство работников будут чрезвычайно неохотно возвращаться в офисы после пандемии: только 23% в случае успеха вакцинации полностью бы вернулись к доковидной активности, более 70% готовы на это в частичной или существенной степени и будут продолжать остерегаться ситуаций, сопряженных с контактом с незнакомыми людьми, – поездок в метро, совместных поездок в такси, лифтов, ланчей вне дома.

Дело осложняется еще и тем, что – в подтверждение опасений каждого менеджера – если сотрудники получат возможность выбирать, в какие дни работать из дома, большинство выберет понедельник и пятницу, показывают исследования. В нашем опросе также только 36% выбрали бы для посещения офиса пятницу и 44% – понедельник, по сравнению с 82% выбравших среду, 71% – вторник и 67% – четверг. Если фирмы предоставят сотрудникам такой выбор, они столкнутся с проблемой эффективности использования офисных площадей: оборудование рабочих мест в количестве, достаточном для среды, оставит большую часть этих мест пустыми по понедельникам и пятницам.

Конечно, компании могли бы решить эту проблему, централизованно устанавливая определенные дни работы из дома сотрудникам или членам команд, но наш опрос показывает, что и это может создать проблему: лишенные работы из дома по понедельникам и пятницам могут чувствовать, что с ними плохо обращаются. Может быть, руководителям и HR-менеджерам разыгрывать дни работы из дома в лотерею, исключая возможности несовпадений для тесно сотрудничающих команд? Или все-таки распределять централизованно, рискуя быть обвиненными в фаворитизме со стороны тех, кому выпали вторник и среда? Или менять расписание каждый месяц, чтобы у всех сотрудников в течение года была равная доля «домашних» понедельников и пятниц? Последнее было бы более справедливым, но способно затруднить деловое и личное планирование.


Еще одно соображение о том, почему важно возвращаться в офис по крайней мере на несколько дней в неделю: из итогов майского опроса следует необходимость проводить некоторые мероприятия офлайн, особенно большие собрания. Мы спросили респондентов, как бы они оценили эффективность видеозвонков по сравнению с личной встречей. Большинство (41%) полагает, что видеовстречи для 3–4 человек так же эффективны, как личные, однако в отношении больших собраний (от 10 человек) так думают только 29%. Напротив, менее эффективными, чем личное общение, большие собрания по видео считают 45% (и лишь 27% так думают о видеозвонках на несколько человек). Видеовстречи с 3–4 участниками лучше, чем личные встречи, по мнению 31% респондентов, и только 26% считают так же в отношении больших видеособраний.

На встречах в офлайне обычно проще устанавливать личные контакты и общаться, поскольку они дают возможность невербальной коммуникации. В то же время они требуют некоторого времени в пути, сопряжены с риском заражения и, возможно, необходимостью поиска и бронирования помещений. Видеозвонок с 2–4 участниками означает, что каждый занимает большое поле на экране в Zoom, всем легко говорить, а еще необязательно отключать звук, пока говорят другие, что также упрощает разговор, делая его непрерывным. Напротив, большие собрания видеоформат только усложняет: люди распределены на экране по маленьким квадратикам так, что сложно разглядеть лица, звук приходится отключать, потому что в большой группе всегда есть кто-то, чей сосед включил газонокосилку или чьи дети решили попрактиковаться в игре на трубе. И мы слышим от компаний, что большие собрания часто могут быть «захвачены» одним или двумя участниками.

Отвечая на вопрос, улучшило или снизило эффективность встреч их проведение посредством видео, респонденты, оценившие видеозвонки положительно, отметили, что основным преимуществом было лучшее управление временем. Оценившие видеозвонки негативно указывали на трудности доступа к личным разговорам во время групповых встреч и на общие трудности общения в сети, что еще больше усложняется, если массовых видеособраний много.

Таким образом, совет переходить на гибридную рабочую неделю кажется все более подходящим. Два-три дня дома для спокойной работы и небольших видеовстреч на 2–4 человека, оставшиеся дни – в офисе для общественных мероприятий, больших собраний, неформального общения и построения корпоративной культуры: такой режим становится нормой для большинства компаний. Напряженность на рынке труда означает, что в ином случае некоторые компании могут просто никогда не вернуть своих сотрудников в офис.

Оригинал статьи опубликован на портале VoxEU.org. Перевод выполнен редакцией Econs.online.